Саратовская региональная общественная организация трезвости и здоровья

пнд.-пт.  10.00 - 16.00   сб. 10.00 - 13.00

тел.  (845-2) 23-68-10, 23-15-72

e-mail: ot45@yandex.ru

6 октября 2017 года в Доме трезвости прошли первые саратовские Угловские чтения, посвящённые 113-й годовщине со дня рождения Фёдора Григорьевича Углова, основателя современного трезвеннического движения в нашей стране.

Собственно, формат чтений уложился в традиционные пятничные встречи активистов «Саратова молодого» с приглашением тех наших земляков, кому посчастливилось общаться с нашим великим соотечественником, дабы они поделились своими воспоминаниями о встречах с Фёдором Григорьевичем.

Но прежде, чем предоставить слово очевидцам, инициатор Угловских чтений Алексей Анатольевич Мыцыков познакомил собравшихся с вехами биографии знаменитого хирурга. Родился Углов в Иркутской губернии в 1904 году, учился сначала в тамошнем университете, а последние два курса – в Саратовском медицинском институте, диплом коего и получил в 1929 году. Три четверти века за операционным столом – такого не удавалось больше никому! Всю блокаду Ленинграда провёл в осаждённом городе. После войны одним из первых в стране стал проводить операции на сердце, разработал новейшие методы хирургического лечения заболевания лёгких. Лауреат многих престижных премий и орденов. И в то же время заслужил недоверие властей своей непримиримой трезвеннической позицией. Чего стоит одно его требование к партийным лидерам ещё в эпоху Брежнева объяснить, ради каких таких великих целей идёт спаивание народа! Эти слова прозвучали в декабре 1981 года в Дзержинске Горьковской области на научном семинаре, именно с того дня и отсчитываем мы начало нового этапа борьбы за трезвость.

В декабре 2006 года в подмосковном Красногорске отмечалось 25-летие этого события, из Санкт-Петербурга приезжал на встречу трезвенников и основатель трезвеннического движения. Саратов на том форуме представляли Владимир Ильич и Татьяна Евгеньевна Вардугины, издатели газеты «Вопреки». Они поделились своими впечатлениями о поездке в Красногорск.

Владимир Ильич ещё в 2002 году стал собирать сведения о саратовских годах Фёдора Григорьевича, в архиве университета отыскал личное дело студента Углова. В университете Фёдор слушал лекции выдающихся профессоров: курс психиатрии читал М.П. Кутанин (тот самый, который в числе других русских врачей в 1915 году на Пироговском съезде вынес заключение: алкоголь – наркотик!), хирургию преподавал С.Р. Миротворцев, детские болезни – Быстренин, глазные – Юдин, нервные – Осокин, кожные – Григорьев, уха, горла, носы – Цытович. Они ставили в зачётку Углова только «хорошо» и «отлично». К сожалению, в личном деле не указывался адрес студента. И тогда краевед позвонил самому Фёдору Григорьевичу. «Э, милок, да разве я вспомню, – огорчил ответом Углов, – семьдесят лет прошло…» – «Ну, может приблизительно… Может, в общежитии каком?» – искал ниточку поиска Вардугин. «Почему же в общежитии, – с некоторой даже обидой в голосе возразил учёный, – я жил у профессора Крогиуса».

Заведующий кафедрой философии СГУ Август Адольфович Крогиус – родственник жены Углова Веры Михайловны Трофимовой. Женился Фёдор Григорьевич на втором курсе, родилась дочь Татьяна, студентам Угловым жить было негде, вот и возник вариант: перевестись в Саратов. Так Углов стал нашим земляком: два года жил по адресу Рабочая, 2. Этот красивый флигель сфотографировали, большую фотографию вставили в красивую рамку, и с этим подарком Наталия Александровна Королькова в октябре 2004 года поехала в Петербург на празднование столетия академика. Он же подарил ей свою только что вышедшую книгу «Человеку мало века». Фрагмент книги опубликовал в своём журнале краевед Вардугин. Когда он позвонил Углову, чтобы узнать, на чьё имя высылать авторские экземпляры, академик ждал звонка от своего коллеги из Краснодара и подумал, что это звонят с Кубани. «А, Владимир Александрович! Поздравляю вас с защитой диссертации, у меня как раз по вашей теме есть один пациент…» И Владимир Ильич стал свидетелем тирады, в коей русские слова мешались с латынью, ненароком убедившись, что и в столетнем возрасте Фёдор Григорьевич продолжает оставаться действующим врачом, а не живым символом, почивающим на лаврах прошлых заслуг.

Это к вопросу о том, что некоторые не верят книге рекордов Гиннеса: в неё занесли Углова как самого старого оперирующего хирурга. Татьяна Евгеньевна Вардугина вспомнила, каким усталым он предстал перед собравшимися в зале в Красногорске, однако прошёл, опираясь на палочку, в президиум и высидел всю долгую процедуру приветственных речей. На палочку опирал он  не свою старость – в январе того 2006 года в темноте на лестнице оступился и сломал шейку бедра. И более «молодые» старики после такой травмы уже не встают, а он пересилил болезнь! Вечером же того дня в столовой гостиницы, где жили участники съезда, Татьяна Евгеньевна встретила бодро шагающего без палочки Углова, он подошёл к раздаточной стойке, набрал на поднос блюда и понёс к дальнему столику. Через два часа в той же столовой отмечали день рождения красногорского соратника, банкет продолжался едва ли не до полуночи, и Фёдор Григорьевич с супругой Эмилией Викторовной высидели  почти до его завершения.

На память саратовцы сфотографировались с, как заметила Татьяна Евгеньевна, «живой легендой». Показала тот снимок знакомому, он скептически произнёс: «Всё же Фёдор Григорьевич выглядит старым… И волосы он красит…» – «Коля, дай Бог дожить  тебе до этих лет, и чтобы было чего красить», – парировал Владимир Ильич.

В чём секрет его долголетия? Наталия Александровна вспомнила, как ответил на юбилее Углов, процитировав завет мамы, провожавшей его на учёбу: «Федя, будь добр с людьми, и это тебе вернётся сторицей». Алексей Анатольевич Мыцыков, зачитав отрывок о жизни в блокадном Ленинграде из книги Углова «Сердце хирурга», процитировал двенадцать жизненных принципов академика Углова, начинающихся патриотическим напутствием: «Люби Родину. И защищай её. Безродные долго не живут», и завершающихся заповедью добротолюбия: «Делай добро; зло, к сожалению, само получится». Предупреждал академик и об опасности легальных наркотиков: «Никогда не травись ни алкоядом, ни табакоядом, иначе бесполезны будут все остальные рекомендации».

Когда Алексей Анатольевич зачитал эти заповеди добра, слово попросил Рустам Раисович Абдульманов, лидер общественной культурно-просветительской организации «Возрождение», и раздал собравшимся красочно изданные буклеты «12 жизненных принципов академика Ф.Г. Углова». А Наталии Александровне подарил вставленный в рамку плакат с теми же принципами, этот плакат теперь встречает всех приходящих в Дом трезвости.

Рустам Раисович заметил, что имя Углова лично для него дорого ещё и тем, что его отец – хирург, и после этой встречи посмотрит, есть ли в библиотеке отца книга «Сердце хирурга». Если нет – обязательно найдёт и подарит ему.

На книгах Углова воспитывалось старшее поколение трезвенников. Молодые же переспрашивали, записывая названия: «Алексей, как ты сказал: «Ломехузы?» Странное название…»

Пояснил его своим одноимённым стихотворением Павел Анатольевич Кряжевский (на вопрос, когда начал писать стихи, отвечает: «Как только пить бросил; одиннадцать лет уже трезвости»). Изящно зарифмовал историю, описанную Угловым в книге «Ломехузы»: жучки-ломехузы проникают в муравейник и разоряют его тем, что спаивают трудяг-муравьёв наркотической жидкостью, её выделяют специальные щетинки на брюшке жучка.

Молодёжи ещё предстоит познакомиться с творчеством Углова. Народная артистка Елена Андреевна Сапогова рассказала о своей встрече с Фёдором Григорьевичем в Екатеринбурге в 1998 году, они встретились на сцене концертного зала, где академик читал лекцию, а она пела. На память о встрече Углов прислал ей свою книгу «Из плена иллюзий».

Вытаскивать людей из плена алкогольной зависимости стремился и замечательный писатель Борис Шергин, Елена Андреевна на своих концертах читает его притчу «О хмелю», прочитала и на встрече в Доме трезвости: «Всем ведомо и всему свету давно проявлено, какая беда пьянство. Философы мысль растрясли и собрать не могут. Чины со степеней в грязь слетели. Крепкие стали дряблы, надменные опали. Храбрые оплошали, богатые обнищали. …Вняться надобно всякому мастеру, какова напасть пьянство. Ум художному человеку сгубит, орудие портит, добытки теряет. Пьянство дом опустошит, промысел обгложет, семью по миру пустит, в долгах утопит. Пьянство у доброго мастера хитрость отымает, красоту ума закоптит. А что скажешь – пьянство ум веселит, то коли бы так – кнут веселит худую кобылу».

Разговор продолжили поэт Михаил Семёнович Муллин, вспомнивший, как протрезвел его знакомый инженер после того, как он дал ему прочитать книги Углова. Инженера поразила мысль академика: пьянство человека – не его личное дело, а ведёт к гибели государства. Известный саратовский путешественник Владимир Анатольевич   Пономарёв поделился своими наблюдениями о трезвых странах – Норвегии, Катаре, где трезвость поддерживается всею мощью государства.

Исполнится и мечта Фёдора Григорьевича Углова о том, чтобы Россия вернулась к своим истокам: родился он в одной из самых трезвых на тот момент стран, и нам завещал работать на благо трезвой России.

Андрей ПАНКРАТОВ

На снимках: Угловские чтения в Доме трезвости; Наталия Александровна зачитывает письмо соратника Льва Сергеевича Козленко, оценивающего весомый вклад Углова в дело трезвеннического просвещения; Алексей Анатольевич Мыцыков знакомит собравшихся с заповедями добра Углова, а Рустам Раисович Абдульманов вручает Наталии Александровне Корольковой плакат с этими заповедями; Татьяна Евгеньевна Вардугина делится воспоминаниями о встрече с Угловым; Павел Анатольевич Кряжевский читает стихотворение «Ломехузы», а Инна Вячеславовна Сальникова, корреспондент Саратовского радио, записывает для репортажа о первых Угловских чтениях в Саратове.