Саратовская региональная общественная организация трезвости и здоровья

пнд.-пт.  10.00 - 16.00   сб. 10.00 - 13.00

тел.  (845-2) 23-68-10, 23-15-72

e-mail: ot45@yandex.ru


Начало нового тысячелетия во многих странах мира отмечено устойчивой тенденцией к увеличению числа людей, которые эпизодически или систематически употребляют разнообразные психоактивные вещества (ПАВ).

С нарастающей тревогой констатируется стремительный рост заболеваний, основу которых составляет патологическая зависимость от алкоголь-содержащих, наркотических и токсических веществ. Арсенал ПАВ постоянно пополняется за счёт вновь появляющихся и всё более сильнодействующих разновидностей, изготавливаемых как  промышленным, так и нелегальными способами.

Наблюдается также заметное омоложение контингента лиц, употребляющих одурманивающие средства, т.е. всё чаще в процесс потребления ПАВ вовлекаются не только подростки, но и дети.

Проблему, связанную с употреблением психоактивных веществ, психологи рассматривают прежде всего как проблему личности, которая употребляет эти вещества в определённом социально-культурном контексте; важнейшими элементами этого контекста являются семья наркомана или алкоголика и наркоманская (алкоголическая) субкультура. Общепризнанным является факт возникновения в семьях такого рода особого типа внутрисемейных отношений, существенно влияющих на динамику развития наркомании или алкоголизма, описываемых понятием «созависимость».

По официальным данным министерства здравоохранения Саратовской области и отдела по незаконному обороту наркотиков города Саратова в области подвержены химическим зависимостям до 200 000 человек, что составляет 5 % от всего населения региона. Из них около 52 000 человек – это молодёжь от 14 до 30 лет.

На основе судебно-медицинского анализа выявлено, что за последние десять лет рост уголовных проявлений среди подростков зафиксирован во всех городах и районах Саратовской области. Но самое опасное, что такая ситуация развивается на фоне практически не меняющейся численности несовершеннолетнего населения области (+ 20 %). Если ранее через руки инспекторов по делам несовершеннолетних органов внутренних дел проходило в среднем за год 4 000 дел подучётных подростков, то сейчас фактически 10 000; аналогичное положение по доставленным за правонарушения, соответственно 5 000 и 12 000.

Согласно официальным данным, на учёте в наркодиспансере города состоит около 800 человек с диагнозом «наркомания». Независимый социальный опрос, проведённый социологом И.А. Трапским, показал, что данные цифры только «верхушка айсберга», так как реальное положение вещей намного страшнее, и действительно мы имеем больных алкоголизмом и наркоманией в пять, в десять раз больше, чем стоят на учёте и выявлено при прохождении анализов на ВИЧ.

В силу серьёзности и государственной важности проблемы алкоголизма и наркомании  у лиц молодого возраста, к её решению приобщены специалисты различных профилей: врачи, психологи, педагоги, юридические и социальные работники и др.

Огромную роль играют в разрешении проблемы общественные организации, среди которых большим авторитетом в области пользуется Саратовская региональная  общественная организация трезвости и здоровья под руководством Наталии Александровны Корольковой, расположенная по адресу: 410002, г. Саратов, ул. Революционная, д. 45, контактные данные: (8452) 23-68-10; 23-15-72, факс: 23-15-72, e-mail: ot45@yandex. ru, более 20 лет реализующая важнейшую общественно-значимую цель – утверждение среди населения трезвого образа жизни.

В процессе индивидуалного онтогенетического развития ребёнок переживает определённые кризисные периоды, которые характеризуются признаками неравномерности в развитии его психики и организма. Подростковый возраст является тем «критическим периодом», во время которого происходит морфо-функциональная и эндокринная перестройка организма. В этот период также изменяется характер взаимоотношений подростка с окружающими, значительно повышается риск возникновения различных нервно-психических расстройств, состояний декомпенсации, личностных девиаций (отклонений в поведении). Характерологические особенности личности формируются и корректируются в процессе развития и воспитания человека и зависят в основном от влияния родителей, воспитателей, учителей, ровесников.

Важнейшая психологическая особенность подросткового возраста – чувство взрослости. Оно выражается в том, что уровень притязаний подростков предвосхищает будущее его положение, которого он фактически ещё не достиг. Подросток уже не считает себя ребёнком, хотя ещё не осознает свою готовность жить в коллективе взрослых в качестве полноценного и равноценного участника этой жизни. Чувство взрослости вызывает стремление подростков к самостоятельности, чем объясняется их чувствительность к оценке взрослых, обидчивость. Отрицательные проявления чувства взрослости выражаются в том, что подростки склонны сопротивляться влиянию старших, часто не принимают их авторитета, игнорируют предъявляемые им требования. Именно на этой почве у подростка возникают типичные возрастные конфликты с родителями, педагогами и с самим собой.  Подростки добиваются того, чтобы взрослые считались с их взглядами, чувствами, уважали их. В старшем подростковом возрасте у ребят проявляются такие волевые качества, как настойчивость, упорство, умение преодолевать препятствия и трудности.  Однако особенностью волевых проявлений подростков является их нестабильность, которая сказывается в том, что, проявляя настойчивость в одном виде деятельности, подросток может не обнаружить её в других  видах деятельности.

Чувство взрослости проявляется не только  в стремлении быть относительно независимыми от взрослых, в наличии собственных взглядов, суждений, но и в подражании внешнему облику и манере поведения взрослых или более старших подростков.

Одним из следствий чувства взрослости являются повышенный интерес подростка к своей личности, потребности в сознании и оценке своих личных качеств. Анализируя и оценивая своё поведение, подросток сравнивает его с поведением окружающих людей, прежде всего своих товарищей, стремясь выработать в себе такие черты, которые позволяли бы ему добиваться успехов в деятельности, в общении с другими людьми.

Наиболее интенсивные взаимоотношения складываются у подростков в школе, школьном и классном коллективе. Дети в данном возрасте уже достаточно заметно отличаются друг от друга по интересу к учению, по уровню интеллектуального развития и по кругозору, по уровню личностного развития. Этими различиями определяется их дифференцированное отношение к учебе. Указанное обстоятельство определяет избирательный характер отношения к школьным предметам. Одни из них становятся более личностно значимыми и потому любимыми подростками, интерес к другим снижается. Нередко отношение подростка к тому или иному учебному предмету определяется отношением к учителю, преподающему данный предмет. Подросткам обычно нравятся те предметы, которые преподают их любимые учителя.

Успеваемость многих детей в средних классах школы временно падает из-за того, что за пределами школы у них появляются сильные, конкурирующие с учением интересы. Возникает желание вырваться за рамки повседневной школьной жизни в самостоятельную, более значимую для самого подростка, где нет жёстких социальных рамок, где подросток чувствует себя более свободным, самостоятельным. Многие притязания подростков приводят к неразрешимым трудностям, приводят к конфликтам с реальной действительностью. В этом и кроется психосоциальная причина кризиса подросткового возраста. Подростки остро переживают конфликт между потребностями и возможностями их удовлетворения, ищут пути реализации своих потребностей вне формальных социумов. Они могут забросить учебу, уйти из дома, оказаться в компании таких же, оторвавшихся от социальных институтов, подростков. Всё это нередко приводит к социальной дезадаптации, к асоциальным формам поведения.

Молодые люди болезненно переживают чувство неудовлетворённости своих потребностей и свои неудачи. Чтобы как-то заглушить неприятные ощущения, они нередко занимают вызывающую агрессивную позицию в социуме или же, напротив, уклоняясь от жизненных трудностей, уходят в свой внутренний мир, который легко может стать миром алкогольных или наркотических влечений.

Исследование психобиологических особенностей развития, характера,    условий жизни и общения, выявление норм морали подростков позволяет понять, кто и при каких условиях может быть отнесён в группу повышенного риска по употреблению алкоголь-содержащих, наркотических и других одурманивающих веществ.

Специалистами разного профиля (психиатрами, психологами, педагогами, социальными работниками, криминологами) рассматриваются наиболее специфические поведенческие реакции подростков на ту или иную социальную ситуацию, таких, как реакции эмансипации, имитации; оппозиции, отказа, группирование со сверстниками, агрессии и других.

В связи с многообразием параметров и характеристик отклоняющегося (девиантного) поведения детей и подростков, наличием различных подходов к изучению данной проблемы в психологии, педагогике, криминалистике и медицине в современной научной литературе можно выделить следующие аспекты рассмотрения данной проблемы.

Медицинский (психобиологический) аспект проблемы отклоняющегося поведения детей и подростков нашёл отражение в работах С.А. Беличевой, А.Л. Гройсмана, В.П. Кащенко, А.Е. Личко, В.Ф. Матвеева, Н.И. Фелинской и др., которые в качестве основы для дифференциации показателей этого явления выдвигают нервно-психические патологии, акцентуации характера, кризисные явления подросткового возраста, различные физические и психические недостатки детей, извращённые психобиологические потребности.

В плане изучения психобиологических предпосылок, играющих определённую роль в генезе отклоняющегося поведения, в том числе и наркоманического, заслуживают внимания обобщения, сделанные С.А. Беличевой. На основе анализа ряда исследований она выделяет следующие относительно самостоятельные группы неблагоприятно характеризующихся индивидуальных особенностей подростков, которые в случае отсутствия специальных корректирующих воздействий могут обусловить различные асоциальные отклонения несовершеннолетних.

1.    Кризисные явления, характеризующие психофизическое развитие в подростковом возрасте (например: травмы, болезни – с одной стороны, развод родителей, потеря близких – с другой).
2.    Нервно-психические заболевания, отклонения, а также акцентуации характера.
3.    Отставание в умственном развитии (ЗПР), олигофрения и деменция.
4.    Различные физические недостатки, дефекты речи, внешняя непривлекательность.
5.    Патология биологических потребностей (например: булимия – переедание или анорексия – недоедание).

Наиболее выражены эмоциональная неустойчивость и смена настроения в возрасте 12–14 лет. Именно тогда подростки становятся особенно «трудными».

Типичными для раннего подросткового возраста являются реакции протеста, или оппозиции, имитации, компенсации. Эти реакции можно назвать характерологическими. Они периодически возникают в семье или в школе в неблагоприятно сложившейся для подростка ситуации и чётко направлены против тех, кто, как ему кажется, повинен в этом.

Социально-психологический аспект в характеристике отклоняющегося поведения подростков нашёл воплощение в работах С.А. Бадмаева, С.В. Березина, К.С. Лисецкого, В.Д. Менделевича. Ими представлен глубокий научный анализ и обоснованная характеристика трудновоспитуемости как варианта социальной дезадаптации индивида, т.е. неадекватности его поведения нормам и требованиям той системы общественных отношений, в которую включается человек по мере своего социального развития и становления.

Психолого-педагогический аспект отклоняющегося поведения подростков довольно широко отражён в научной психолого-педагогической литературе (М.А. Алемаскин, А.С. Белкин, Л.М. Зюбин, Н.Н. Верцинская, А.И. Кочетов, И.А. Невский и др.). Исследователи рассматривают данную проблему с точки зрения как возрастного подхода, так и общественной активности школьников.

Прослеживая психолого-педагогическую закономерность отклоняющегося поведения, исследователи выделяют четыре группы трудных детей:
1)    трудновоспитуемые дети, которые равнодушно относятся к учёбе, периодически нарушают дисциплину, правила поведения (совершают прогулы, драки), проявляют некоторые отрицательные качества (грубость, лживость, нечестность);
2)    педагогически запущенные подростки, отрицательно относящиеся к учебной и общественно полезной деятельности, систематически нарушающие дисциплину и нормы морали, допускающие проступки (прогулы, драки, курение, употребление вина), постоянно проявляющие отрицательные качества личности (грубость, лень, нечестность, жестокость);
3)    подростки-правонарушители – трудновоспитуемые или педагогически запущенные подростки, которые совершили правонарушение (мелкое воровство, хулиганство, и.т.д.), нарушают административные и другие нормы, состоят в инспекции по делам несовершеннолетних или направлены комиссиями по делам несовершеннолетних в спецшколы и спецпрофтехучилища;
4)    несовершеннолетние преступники – педагогически запущенные подростки и юноши, совершившие уголовные преступления, нарушившие правовые нормы и направленные судом в воспитательно-трудовые колонии (М.А. Алемаскин).

Нравственно-правовой (криминологический) аспект девиантного поведения несовершеннолетних разрабатывался не только правоведами, но и педагогами и психологами, что не только не умаляет, а, напротив, усиливает его научно-методическую и практическую значимость для более полного понимания раскрываемой проблемы    (Б.Н. Алмазов, А.И. Долгова, В.Д. Ермаков, Г.М. Миньковский, Д.И. Фельдштейн и др.).

Б.Н. Алмазов и Л.А. Грищенко, сравнивая и анализируя психолого-педагогическую и нравственно-правовую стороны категорий отклоняющегося поведения и проступка несовершеннолетних, предлагают разделить их на три категории:
•    несовершеннолетние преступники, нарушившие уголовный закон в возрасте, обязывающем их нести ответственность;
•    делинквентно ведущие себя дети и подростки, проступки которых либо не имеют противозаконного содержания (побег из дома, азартные игры и.т.д.), либо при наличии такового не подлежат уголовной ответственности по возрасту;
•    остальные несовершеннолетние, проступки которых не выходят за рамки шалости.

Одним из типов отклоняющегося поведения является так называемое аддиктивное поведение.

Аддиктивное поведение – это один из типов девиантного (отклоняющегося) поведения с формированием стремления к уходу от реальности путём искусственного изменения своего психического состояния посредством приёма некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определённых видах деятельности с целью развития и поддержания интенсивных эмоций. (определение дано по: Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения: Учебное пособие. – М.: МЕДпресс, 2001).

Основным мотивом личностей, склонных к аддиктивным формам поведения, является активное изменение неудовлетворяющего их психического состояния, которое рассматривается ими чаще всего как «серое», «скучное», «монотонное», «апатичное». Такому человеку не удаётся обнаружить в реальной действительности какие-либо сферы деятельности, способные привлечь надолго его внимание, увлечь, обрадовать или вызвать иную существенную и раздражённую эмоциональную реакцию. Жизнь видится ему не интересной в виду её обыденности и однообразности. Он не приемлет того, что считается в обществе нормальным: необходимости что- либо делать, заниматься какой-нибудь деятельностью, соблюдать какие-то принятые в семье или обществе нормы. Можно говорить о том, что у индивида с аддиктивной наклонностью поведения значительно снижена активность в обыденной жизни, наполненной требованиями и ожиданиями. При этом аддиктивная активность носит избирательный характер – в тех областях жизни, которые приносят человеку удовлетворение и вырывают его из мира эмоциональной стагнации (бесчувственности), он может проявлять недюжинную способность для достижения гедонистических целей.

Основным, в соответствии с имеющимися критериями особенностью индивида со склонностью к аддиктивным формам поведения, является рассогласование психологической устойчивости в случаях обыденных отношений и кризисов. В норме, как правило, психически здоровые люди легко («автоматически») приспосабливаются к требованиям обыденной бытовой жизни и тяжелее переносят кризисные ситуации. Они в отличие от лиц с разнообразными аддикциями стараются избегать кризисов и волнующих нетрадиционных событий.

У аддиктивной личности отмечается феномен «жажды острых ощущений» (В.А. Петровский), характеризующийся побуждением к риску, обусловленным опытом преодоления опасности.

По мнению E.Bern, у человека существует шесть видов голода:
•    голод по сенсорной стимуляции;
•    голод по признанию;
•    голод по контакту и физическому поглаживанию;
•    сексуальный голод;
•    структурный голод, или голод по структурированию времени;
•    голод по инцидентам.

В рамках аддиктивного видения каждый из перечисленных видов обостряется. Человек не находит удовлетворения чувства «голода» в реальной жизни и стремится снять дискомфорт и неудовлетворение реальностью стимуляцией тех или иных видов деятельности. Он пытается достичь повышенного уровня сенсорной стимуляцией (отдаёт приоритет интенсивным действиям, громкому звуку, резким запахам, ярким изображениям), признания неординарностью поступков (в том числе сексуальных), заполненностью времени событиями.

Вместе с тем объективно и субъективно плохая переносимость трудностей повседневной жизни, постоянные упрёки в неприспособленности и отсутствии жизнелюбия со стороны близких и окружающих формируют у аддиктивных личностей скрытый «комплекс неполноценности». Они страдают от того, что отличаются от других, от того, что не способны «жить как люди». Однако такой временно возникающий «комплекс неполноценности» оборачивается гиперкомпенсаторной реакцией. От заниженной самооценки, навеваемой окружающими, индивиды переходят сразу к завышенной, минуя адекватную. Появление чувства превосходства над окружающими выполняет защитную психологическую функцию, способствуя поддержанию самоуважения в неблагоприятных микросоциальных условиях – условиях конфронтации личности с семьёй или коллективом. Чувство превосходства зиждется на сравнении «серого обывательского болота», в котором находятся все окружающие, и «настоящей свободной от обязательств жизни» аддиктивного человека.

Учитывая тот факт, что давление на таких людей со стороны социума оказывается достаточно интенсивным, аддиктивным личностям приходится подстраиваться под нормы общества, играть роль «своего среди чужих». Вследствие этого он научается формально исполнять те социальные роли, которые навязываются обществом (примерного сына, учтивого собеседника, добропорядочного коллеги). Внешняя социабельность, лёгкость налаживания контактов сопровождаются манипулятивным поведением и поверхностью эмоциональных связей. Такой человек страшится стойких и длительных эмоциональных контактов вследствие быстрой потери интереса к одному и тому же человеку или виду деятельности и опасения приписывания ответственности за какое-либо дело. Например: мотивом поведения «закоренелого холостяка» (категорического отказа связать себя узами брака и иметь потомство) в случае проявления аддиктивных форм поведения может быть страх ответственности за возможную супругу и детей и зависимости от них.

Выделяются следующие психологические особенности лиц с аддиктивными формами поведения (В.Segal) по мере убывания значимости показателей.
1.    Низкий уровень мотивации достижения в различных видах социально-значимой деятельности.
2.    Сниженная переносимость трудностей повседневной жизни наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций.
3.    Скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством.
4.    Внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими социальными контактами.
5.    Стремление говорить неправду.
6.    Стремление обвинять других, зная, что они невиновны.
7.    Стремление уходить от ответственности в принятии решений.
8.    Стереотипность, повторяемость поведения.
9.    Зависимость.
10.    Тревожность.

В частности, стремление говорить неправду, обманывать окружающих, а также обвинять их в собственных ошибках и промахах вытекают из самой структуры аддиктивной личности, которая пытается скрыть от окружающих собственный «комплекс неполноценности», обусловленный неумением жить в соответствии с общепринятыми нормами и низким уровнем мотивации достижения социально значимых целей.

Базисной характеристикой аддиктивной личности является зависимость. Для оценки отнесения человека к зависимому типу выделяют перечисленные ниже признаки, пяти из которых достаточно для диагностики клинической зависимости.

1.    Неспособность принимать решения без совета других людей.
2.    Готовность позволять другим принимать важные для него решения.
3.    Готовность соглашаться с другими из страха быть отвергнутыми, даже при осознании, что они не правы.
4.    Затруднения начать какое-то дело самостоятельно.
5.    Готовность добровольно идти на выполнение унизительных или неприятных работ с целью приобрести поддержку и любовь окружающих.
6.    Плохая переносимость одиночества – готовность предпринимать значительные усилия, чтобы его избежать.
7.    Ощущение опустошённости или беспомощности, когда обрывается близкая связь.
8.    Охваченность страхом быть отвергнутым.
9.    Лёгкая ранимость, податливость малейшей критике или неодобрению со стороны.

Наряду с зависимостью, основным в поведение аддиктивной личности является стремление к уходу от реальности, страх перед обыденной, наполненной обязательствами и регламентациями «скучной» жизнью, склонность к поиску запредельных эмоциональных переживаний даже ценой серьёзного риска и неспособность быть ответственным за что-либо.

Уход от реальности совершается при аддиктивном поведении в виде своеобразного «бегства», когда, взамен гармоничного взаимодействия со всеми аспектами действительности, происходит активация в каком-либо одном направлении. При этом человек сосредоточивается на узко направленной сфере деятельности (часто негармоничной и разрушающей личность), игнорируя все остальные.

В соответствии с концепцией N. Peseschkian, существует четыре вида «бегства» от реальности: «бегство в тело», «бегство в работу», «бегство в контакты или одиночество» и «бегство в фантазии».

При выборе ухода от реальности в виде «бегства в тело» происходит замещение традиционной жизнедеятельности, направленной на семью, служебный рост или хобби, изменение иерархии ценностей обыденной жизни, переориентация на деятельность, нацеленную лишь на собственное физическое или психическое усовершенствование. При этом гиперкомпенсаторным становится увлечение оздоровительными мероприятиями (так называемая «паранойя здоровья»), сексуальными взаимодействиями (так называемый «поиск и ловля оргазма»), собственной внешностью, качеством отдыха и способами расслабления. «Бегство в работу» характеризуется дисгармоничной фиксацией на служебных делах, которым человек начинает уделять непомерное в сравнении с другими областями жизни время, становясь трудоголиком. Изменение ценности коммуникации формируется в случае выбора сведения в виде «бегства в контакты или одиночество», при котором общение становится либо единственно желанным способом удовлетворения потребностей, замещая все иные, либо количество контактов сводится к минимуму. Склонность к размышлениям прожектам при отсутствии желания что-либо воплотить в жизнь, совершить какое-нибудь действие, проявить какую-нибудь реальную активность называется «бегством в фантазии». В рамках подобного ухода от действительности появляется интерес к псевдофилософским исканиям, религиозному фанатизму, жизни в мире иллюзий и фантазий.

С целью устранения состояния психического дискомфорта, которое особенно легко развивается у индивидов с отклонениями в развитии личности, и, в первую очередь, с эмоциональными нарушениями (склонностью к тревоге, беспокойству, аффективному напряжению), подростки нередко прибегают к употреблению психоактивных веществ.

Мотивация приёма психоактивных веществ, то есть отражение в сознании индивида причин наркотизации, разнообразно.

Принято различать при выявлении склонности к зависимости от спирто-содержащих веществ, наркотической и токсической зависимости три блока мотивов:
•    традиционная мотивация опьянения;
•    стремление изменить внутреннее состояние;
•    болезненными явлениями зависимости.

Первый блок мотивов отражает влияние социально-психологических факторов. Это: традиционная мотивация опьянения, внешне совпадающая с принятыми в данной социокультурной среде поводами к употреблению спиртных изделий. В современном варианте – принятая в молодёжной среде привычка к употреблению наркотических и токсических веществ во время так называемых «тусовок».

Второй блок мотивов отражает стремление изменить внутреннее состояние, в основном, настроение и активность. Здесь разграничивают: гедонистическую мотивацию, в которой выражается потребность наркотической эйфории; стремление посредством опьянения устранить тревогу, аффективное настроение; мотивы гиперактивации.

Третий блок мотивов непосредственно связан с болезненными явлениями зависимости. Это: стремление купировать состояние абстиненции или похмелья; стремление к наркотику, выражение потребности в самоповреждении. Признаком, сопутствующим психической зависимости, является также регулярный и всё более частый прием психоактивных средств. Перерывы носят в основном вынужденный характер. В это время больные становятся подавленными, несобранными и рассеянными, чувствуют неудовлетворённость и испытывают внутренний дискомфорт. Типично и то, что первичное влечение к опьянению постепенно вытесняет, подавляет другие побуждения к деятельности, и это сопровождается значительными изменениями поведения. Учёба, домашние обязанности, прежние увлечения и формы развлечений теряют свою убедительную силу. Всё больше времени уходит на дела, связанные с наркотизацией. Больные весьма активны и достаточно целеустремлённы в поиске одурманивающих средств. Они предусмотрительно запасаются ими впрок, устраивают в разных местах тайные хранилища, крадут из дома деньги, вещи, участвуют в грабежах, подолгу не бывают дома, порывают старые и завязывают новые, порой сомнительные знакомства, становятся неряшливыми, отчуждёнными, жестокими, пользуются блатным наркоманическим жаргоном, лживы, грубы, но высказывают тёплые, сочувственные отношения к наркоманам, пытаются оправдать их.

Симптомами употребления наркотиков являются перепады настроения – наркотики вызывают перепады от эйфории до депрессии. Ребёнок может быть пассивным, а через минуту – злым. Характерны изменения характера – обычно энергичный и общительный подросток превращается в хронически подавленного и необщительного. Прибегая к психологической защите, он обвиняет других, заявляет, что его (её) преследуют, что он (она) жертва. Также для такого подростка характерны чрезмерная эмоциональность, даже аффективность (несоразмерность проявлений реальным ситуациям: вместо радости – ликование, вместо грусти – подавленность, вместо неудовольствия или обиды – враждебность, злость); чрезмерная концентрация на себе; стремление манипулировать – оправдываться за ошибки.

Подросток ищет способы, чтобы другие решали его проблемы и несли ответственность за него (неё). Специфическим показателем является напряжённое общение – нежелание или неспособность обсуждать важные проблемы; выпадение из семейной жизни – отказ есть со всей семьей и т.д. Наблюдаются изменения в одежде, отсутствие самодисциплины, апатия; проблемы в школе, состояние тревоги, физические симптомы.

Психопатоподобные состояния являются весьма существенным фактором, повышающим вероятность наркотизации и развития наркомании вследствие таких личностных отклонений, как эмоционально-волевая неустойчивость, снижение самоконтроля, нарушение самооценки. По-видимому, наибольшим является риск наркомании у психопатичных личностей неустойчивого круга, которым свойственны бедность внутренних побуждений и чрезмерная жажда внешних впечатлений, повышенная внушаемость.

Характерен ещё один тип подростков, легко вступающих на путь алкоголизма, наркомании. Это молодые люди со сниженной коммуникабельностью. У них выражены тормозные реакции ещё на этапах установления контакта, а в дальнейшем свободному общению с окружающими мешают невротические психопатические черты характера (замкнутость, болезненная нерешительность, крайняя обидчивость и др.).

В связи с этим подростков можно условно разделить на три группы по зависимости в развитии аддиктивного поведения.
1)     Территориальные группы – объединяют сверстников по месту учёбы или по месту жительства. Территориальные группы могут быть свободными или жёстко регламентированными. Жёстко регламентированные группы собираются для борьбы с другими группами. Кроме драк в группах есть пустое времяпрепровождение, азартные игры, выпивки, употребление токсических веществ, включая наркотики.
2)    Делинквинтные и криминальные группы, как правило, жёстко регламентированы. Роль и место каждого в группе строго определены. Власть «вожака» очень велика. «Адьютанты» – подростки физически сильные, но с невысоким интеллектом. Низкая ступень – «шестёрки»: слабые и безвольные, всем в группе обязаны угождать. Употребление алкоголя или других наркотиков в таких группах эпизодично. Зависимость развивается далеко не у всех членов группы.
3)    Наркоманические группы – могут быть первичными, где наркотик – фактор, собравший группу, и вторичными – там ребята объединились по какой-то другой причине. Эти группы также жёстко регламентированы.

Употребление психоактивных веществ – результат общения и взаимодействия подростка с окружающими. Начало употребления запрещённых веществ может быть предсказано при наличии следующих обстоятельств: нарушение общения и взаимоотношений с родителями, друзьями, учителями, самим собой; психологический дистресс; болезненные и травматические постстрессовые проявления; появление нехарактерных ранее поведенческих реакций (импульсивность, заторможенность, вспыльчивость, агрессивность); лживость и изворотливость.

 

Обобщая вышесказанное, приходим к следующим выводам:

1.    Современная ситуация показывает, что социальная незащищённость несовершеннолетних граждан, а главное их социальная невостребованность – мина замедленного действия; опасность которой чем дальше, тем больше и свидетельствует о том, что подростки – одна из самых социально незащищённых категорий населения, чьи проблемы своевременно не решаются. Мы учим несовершеннолетних русскому языку, литературе, географии и даже изучаем Уголовный кодекс, но главное упускаем – не воспитываем у ребёнка и не учим его, как жить в этом ежедневно усложняющимся мире, как не стать преступником, жертвой преступления или несчастного случая.

2.    Типичными чертами подросткового возраста, способствующими распространению наркомании, являются:
– психофизиологические особенности подросткового возраста, определяющие «особые» реакции во взаимоотношениях с семьёй и окружающими людьми, т.н. кризис подросткового возраста;
– особенности формирующейся личности подростка, нервно-психические заболевания и отклонения, а также акцентуации характера;
– отставание в умственном развития (ЗПР), органические поражения головного мозга и их последствия (олигофрения и деменция).

3. Стартовые мотивы употребления наркотиков различны. Подросток может попробовать наркотик из любопытства, или из желания считаться «своим» в компании, или чтобы испытать новые ощущения, найти себя, почувствовать свою независимость от родителей. Основными симптомами употребления наркотиков являются: перепады настроения, изменения характера, психологическая защита, чрезмерная эмоциональность, напряжённое общение и другое.

Исследование психобиологических особенностей развития, характера,    условий жизни и общения, выявление норм морали подростков позволяет понять, кто и при каких условиях может быть отнесён в группу повышенного риска по употреблению алкоголь-содержащих, наркотических и других одурманивающих веществ.

Для того, чтобы предотвратить употребление подростками одурманивающих средств, необходимо у детей с раннего возраста развивать чувство собственного достоинства и ценностные ориентации.

Очень важно принимать подростка таким, каков он есть. Учитывая знания особенностей его характера, помогать ему использовать свои положительные черты и возможности, контролировать, нейтрализовать отрицательные и реализовать все возможные в нём способности и таланты.

В соответствии с Законом об образовании и реформой школы в настоящее время во главу угла ставится проблема сохранения физического и психического здоровья подрастающего поколения, создания полноценных условий для развития личности. Семья и школа призваны к единству взаимодействия в направлении обеспечения условий для сохранения и укрепления здоровья подрастающего поколения. А если ребёнок сирота? Тогда на школу ложится весь груз ответственности по его воспитанию, обучению, подготовке к будущей самостоятельной жизни.

В последние годы активизируется работа по следующим направлениям:
•    психолого-педагогическая диагностика подростков;
•    профилактика алкоголизма и наркомании в условиях образовательного учреждения;
•    формирование социального иммунитета к возникновению наркотической зависимости посредством привития детям и подросткам навыков здорового образа жизни, формирование ценностных ориентаций, учёта личностных качеств.

Однако нельзя искать причины несчастья только в самом ребёнке. Наверняка они кроются в структуре семейных взаимоотношений, взаимоотношений с учителями, воспитателями и сверстниками.

О.М. Гуменская, доцент кафедры ПППО ИДПО
СГУ им. Н.Г. Чернышевского, кандидат педагогических наук