Саратовская региональная общественная организация трезвости и здоровья

пнд.-пт.  10.00 - 16.00   сб. 10.00 - 13.00

тел.  (845-2) 23-68-10, 23-15-72

e-mail: ot45@yandex.ru

Алла - Надо же как-то нас быстро сейчас отпустило.

Бикса - Даже не ломало, а как-то грустно – грустно было. Словно прощалась с очень близким человеком.

Игла - И мне не то что плохо было, а тревожно и сердце как бы замирало и плакать хотелось.

Бекас - Ну теперь начнут слезой исходить…

Бекас, не успевает договорить, его прерывает Юрий Павлович

Юрий - Постой, а куда это у нас делась наша дама «приятная во всех отношениях»?

Кислый - А действительно куда?

Бекас - Черти вашу даму унесли.

Юрий - Ну ты тоже скажешь – черти.

Бекас - А то. Такая черная душа, как у неё, никому кроме чертей и не нужна.

Юрий - Да, тут ты прав, жуткая какая-то женщина.

Алла - Не, она и не страшная, и не жуткая, она – жалкая и глубоко несчастная женщина. И лично я к ней испытываю только жалость

Кислый - А я вот о чем сейчас подумал, ёлочки-зелёные, неужели в нашей думе кроме этой Краховой есть кто-то еще, кто думает точно так же как она?

Юрий - Не знаю. Но если судить о положении дел в России с алкоголизмом, наркоманией и о прочем беспределе, то вывод можно сделать один, таких как Крахова в думе много.

Бекас - Все они там одним миром мазаны. Сволочь на сволочи. Как только таких земля носит.

Алла (обращаясь к Бекасу) - Зря ты всех-то так. Есть, наверное, и в думе люди нормальные, которые действительно что-то пытаются сделать для народа.

Юрий - Тогда там таких не много, и они изменить что-либо в лучшею сторону просто не в силах.

Игла - Постойте, постойте. До меня только сей час начинает доходить то, о чем говорила эта самая мадам. Из ее слов мы все здесь находимся якобы вследствие естественного отбора. То есть нас, как слабое звено или как, простите, тараканов целенаправленно травят, используя для этого наркоту, табак, алкоголь. И только для того чтобы, кто-то богатея на наших смертях, мог строить свое благополучие, жить в достатке, наслаждаясь жизнью. Вы понимаете, что она имела ввиду?

Бекас - А что тут понимать? Тут и понимать то нечего. Получается что мы всего лишь жертвы, какого-то там отбора.

Юрий - И не какого-то там отбора, а естественного. По крайней мере, она это так утверждала. Только это не так. Ведь что такое естественный отбор? Естественный отбор по своей сути это все что естественно. Это природный процесс, при котором из всех живых организмов сохраняются во времени только те, которые оставляют потомство себе подобных. Причем естественный отбор это – основной движущий фактор эволюций. Проще говоря, в результате естественного отбора происходит улучшения вида как такового. А при употреблении табака, алкоголя да наркоты, что происходит?

Игла - да дети уроды происходят.

Юрий - Правильный ответ. Алкоголь, табак и наркота разрушают генотип. В результате чего рождается ослабленное потомство. И от поколения к поколению идет вырождение. Что мы с вами при жизни нашей и наблюдали.

Кислый Алкоголь, табак, наркотик – это братья киллеры, услуги которых оплачивает сама жертва.

Юрий - И оплачивает с радостью, не подозревая даже что происходит медленное самоуничтожение не только самого себя но и будущего потомств. И какой вывод следует из вышесказанного?

Алла - Вывод может быть только один. Нас целенаправленно уничтожают. А орудием уничтожения является алкоголь, табак и наркотики. Так что же получается идет война?

Юрий - Нет, это не война, а нечто более жестокое по своей природе. Война это когда одна сила идет против другой силы. Война это когда ты четко знаешь вот он враг и его надо уничтожить, иначе он уничтожит тебя. Тут же все по-другому. Мы не видим той силы, которая целенаправленно нас уничтожает. И поэтому то, что с нашим народом творят это нечто более страшное – это геноцид, целенаправленное одностороннее массовое убийство, в котором государство, или другая преобладающая сила, намеренно уничтожает значительную часть общества. И только немногие понимают что с ними происходит, но этим немногим очень трудно что-либо изменит.

Бекас (в задумчивости) – Получается, что естественный отбор – закон природы. Геноцид – озверевшие люди в обществе.

Юрий - Это ты правильно подметил, по существу. А озверевший человек страшней самого лютого зверя будет.

Бикса - Юра, а кто они, ну те, кто понимает что происходит?

Юрий - Что? А, ты вон о чем. Понимаешь это те люди, которые обладают трезвомыслием и потому живут свободно, Это люди которых не возможно обмануть и уж тем более запугать.

Алла - Да таких-то людей у нас немного. Это точно.

Бикса - А все-таки мне грустно от того что Нина Андреевна, даже признав факт собственной смерти, не изменила своих убеждений. Помните, что она сказала? Она сказала, что если бы её жизнь началась сначала, то она её снова хотела бы повторить ничего не меняя.

Все вдруг в задумчивости замолкают, и каждый думает о чем-то своем. На сцене какое-то время тихо. Кислый, с первого мгновения испытывающий к Биксе симпатию, обращается к ней.

Кислый. - Бикса, а вот ты, как, если бы все сначала…

Бикса. (с возмущением) - Меня не Бикса, не Бикса меня зовут…

Кислый. (светлея лицом, как бы что-то поняв) - Стой! Замолчи. Я, кажется, знаю твое имя. Ты, ведь, Марина?

Бикса. - Марина?! Я?! А ты откуда узнал? Меня действительно Мариной зовут. Вернее, звали когда-то, и только потом, когда…

Кислый. - Молчи, молчи, молчи. Не говори ничего, ёлочки-зелёные! У меня сейчас такое чувство, будто я тебя всю жизнь знаю. Ты…

Бикса - Теперь ты остановись и ничего не говори. Толя, ведь ты - Толя?! А-на-то-лий…

Она как бы пробует его имя на вкус, и оно ей нравится, очень нравится.

Бикса. - И у меня сейчас появилось ощущение, что мы с тобой знакомы всю жизнь. Ты ведь геологом собирался стать? Скажи, собирался?

Кислый. – Да, собирался, только это было так давно.. А ты откуда это узнала?

Бикса. - Не помню… Просто знаю и все. Знаю про тебя буквально все.

Кислый. (пораженный своей догадкой) - Так ты, что же - жена моя? Жена… Ё мое!

Кислый. (вдруг спохватившись) - Но ведь я был женат. И если мне не изменяет память – целых два раза. И даже у меня где-то растет ребенок. Как больно сейчас это осознавать… вот, блин.

И вспомни, в какой они все оказались ситуации

Кислый. - А впрочем… Жена! Какое это красивое слово! Маринка, это же такое счастье, что моей женой стала именно ты, мне даже не верится!

Бикса. (со счастливой улыбкой) - Да! Да, Толенька, мы – семья! Мы, пожалуй, самая счастливая семья на всем белом свете.

Они обнялись. Им действительно очень хорошо. Игла обращается к Бекасу.

Игла. - Что это с ними? Муж, жена? Начались игры влюбленных пингвинов.

Бекас. - Танечка, а какая нам-то разница, что с ними? Главное то, что нам с тобой хорошо и мы тоже счастливы.

Игла. Интересное кино. С какого это перепугу? А впрочем, стой, ты-то как мое имечко смог вспомнить? Ты ведь его и не знал. Да и сама я его как-то подзабыла уже. Все Игла., да Игла… Стой, а ведь тебя Сергеем зовут. Так ведь?

Бекас - Точно, Сергеем. А вот теперь попробуй сказать, откуда мое имя узнала?

Игла - А и пробовать не надо. Если ты подзабыл, так я тебе напомню. Ты, Сереженька, муж мне. Отсюда и знания мои о тебе.

Бекас (немного удивленно Игле) - Получается мы тоже - семья? А, впрочем, ничего удивительного нет. У меня точно такое же ощущение, что я - муж тебе и наш брак очень даже успешный.

Кислый, приобняв Биксу обращается к ней

Кислый. - Смотри-ка, и они, оказывается, тоже семья. Чудеса, да и только! А, впрочем, почему бы и нет? Могли же мы при жизни встретиться с тобой, могли же? Значит и они, ёлочки-зеленые, тоже могли бы наверное.

Бикса. - Очевидно, ты прав. Только сейчас не это главное. Главное то, что мы все-таки семья.

Алла. (любуясь ребятами) - Счастливые! Какие они сейчас счастливые.

Алла. (Юрию) - А у тебя-то семья была?

Юрий. - Нет. Как-то не сложилось.

Алла. - Что так? Не встретил ту единственную?

Юрий. - Отчего же – встретил. И свадьба даже была. Только недолго музыка играла… Выяснилось, что я муж - никакой… То есть, ну в общем, ничего у меня не получалось, как это должно быть у мужчины, и мы разошлись.

Алла. - Болел чем-то, что ли?

Юрий. - Да не в этом дело. При жизни, чем я только ни оправдывал свою мужскую неспособность. Обвинял то экологию, то вредное производство и многое еще чего. И, думать не смел, что меня убивает моя любовь к пиву и хорошим сигаретам. Как я гордился тем, что могу позволить себе хорошее и дорогое пиво. И, конечно же, такие же сигареты. Как я от всего этого тащился и балдел. Глупец!

Алла. - Прости, я что-то не понимаю.

Юрий. - А тут и понимать-то, собственно, нечего. К пиву меня папка приохотил, когда мне исполнилось восемь лет. И приохотил из тех соображений, что лучше пить пиво, чем водку. Пусть, мол, привыкает с детства. Как я тогда радовался тому, что мне можно! Многим нельзя, а мне можно. Мне разрешает папка! Если бы он мог знать, что именно пиво сделает меня импотентом, то, наверное, и сам перестал бы его пить.

Но он, увы, не знал. А я тем более. Мне эти сведения открылись только теперь, по окончании жизни земной, так сказать, в этой самой клетке. Оказывается, пиво, является сильнейшим источником женских половых гормонов – эстрогенов. И с каждым глотком пива мужчина получает крошечную порцию этого гормона. А с ней – микроскопическое, но все-таки нарушение гормонального баланса. Глоток за глотком мы вливаем в себя женские половые гормоны, тем самым уменьшая количество мужских, а это и ведет нас, мужчин, даже не к импотенции, а к необратимой аутокострации. Ну, а табак завершает эти процессы, превращая человека в калеку уже окончательно и бесповоротно, отнимая у него и руки, и ноги.

Алла. - Да, тебе не позавидуешь.

Юрий. - Я то ладно. Я, как бы уже свое, отжил. А вот молодых юнцов, тех, кто уже попривык пивко то сосать, есть с чего пожалеть. Именно они, неподозревая ничего, в ближайшем будущем обречены пополнить армию импотентов, так и не изведав счастья отцовства. Дело все в том что чем раньше начинают пить эту пивную заразу тем необратимей протекают процессы аутокострации.

Слышится голос и смех ребенка, скорее всего маленькой девочки. Все молча и с удовольствием слушают.

Бекас - Слышите - девочка.

Игла - Смеется.

Бикса (Анатолию) -Это дочка наша.

Кислый (радостно) -Наташка?

Бикса - Наташка, конечно же, Наташка!

Анатолий, захлестнутый восторгом, орет со всей силы:

Кислый. - Люди, я отец! Я отец! У меня дочь! У меня растет Наташка!

Анатолий в порыве счастья подхватывает Марину на руки и они оба, радостные, смеются. Слышится голос и смех маленького мальчика.

Игла. (Бекасу) - А это наш сын. Наш Ванечка!

Бекас. (недоверчиво) - Сын? Ванечка?

Игла. Да, да, сын. Наш сын! И ты с ним успешно занимаешься плаваньем почти с самого рождения. Поэтому он у нас здоровячек – крепышок.

Бекас. (по инерции все еще сомневается) - Я - отец?

И тут до него, наконец-то, доходит, и он тоже от счастья и радости орет.

Бекас. Я - отец!!! У меня есть сын! Какое это счастье - быть отцом. У меня растет Ванька! Я самый счастливый из всех мужиков!!!

Обнимает, целует Татьяну и им тоже хорошо и радостно Им всем хорошо и как-то тепло. Алла поздравляет их.

Алла. - Ребята, милые мои, как я за вас рада! Счастья вам, огромного человеческого счастья!

Слышится счастливый и радостный смех девушки. Алла узнает в смехе свою дочь.

Алла. - А это моя девочка. Моя радость. Моя Алена – Аленушка.

Голос за сценой. - Мама, мамочка, я поступила именно в тот самый институт о котором мы с тобой так когда то мечтали. Как ты хотела моя милая мамочка. У нас все и всегда будет только хорошо. Ты всегда- всегда будешь только счастлива. Я тебя очень сильно люблю. Сильно – сильно….

Алла. -Доченька. Я знаю, я знаю, что ты меня любишь…

Голос молодого человека. - Папа, папка! Ты меня слышишь?

Алла, догадываясь, обращается к Юрию.

Алла. - Юра, послушай. Кажется, это к тебе обращаются.

Юрий тоже понимает, что обращаются к нему, но немного сомневается.

Юрий. -Вы….Ой, простите, ты меня спрашиваешь?

Голос. - Да, да, папка, я обращаюсь к тебе. Я мог бы стать твоим сыном. И у меня могла бы родиться еще сестра до, но… но….

И в этот момент счастливые голоса становятся все тише, тише и исчезают совсем. Слышится плач, детский плач. И этого плача становится все больше и больше. Все очень взволнованны и напряжены.

Кислый - Ё мое, что это? Кто плачет? Почему плачут?

Бекас -Не знаю. Только мне от этого плача как-то не по себе.

Игла - И мне! Мне страшно.

Она прижимается к Сергею, как бы ища у него защиты. Плачет. Сергей пытается ее успокоить.

Бикса (как-то очень спокойно, будто знала, чем все должно закончиться) - Это плачут наши дети. Наши с вами нерожденные дети. Дети, которых мы с вами уже никогда – никогда не сможем родить. Не сможем только потому, что нас уже нет. Мы убиты! Нас убили нагло, подло, предательски.

Алла тоже напугана и немного растеряна, но потом, вспомнив что ее уже нет, и что ребят нет, произносит

Алла. - И моя дочь тоже плачет. Я слышу, как плачут дети, которых убили соблазном. Соблазнив красивой жизнью, наших детей убивают алкоголем и наркотиком, безопасным сексом. Они уходят из жизни молодыми, так и не начав жить.

Юрий. - Вы послушайте, как горько они плачут. Нет, это невыносимо! Это больно, но, как, ни странно, справедливо. И если бы у меня была, хоть маленькая возможность обратиться сейчас к живым, я бы сказал им: «Люди! Бойтесь не смерти, бойтесь услышать плач своих нерожденных детей. Бойтесь именно этого!»

В этот именно момент из-за сцены слышится спокойный и решительный голос.

Голос. Море волнуется раз! Море волнуется два! Море волнуется три! Душа человека, замри!

Все на сцене замирают в тех позах, в которых застает их повелительный голос – приказ. Затем все тот же голос произносит решительно и твердо

Голос Ты!!!

Вздрогнув, как от хлесткого удара, Бикса выходит из клетки, берет папку и начинает читать.

Бикса. Зачем вы, взрослые, нас - детей своих, под «танк» бросили? Зачем смяли сексом, порнухой, наркотиками? Мы были еще детьми, а нас «папаши» тащили уже в постель. «Мамаши» получали за детей деньги. Вы! Вы виноваты в наших болезнях и наших смертях! Вам хотелось раскованности, расслабленности, свободы. Вы развели «голубых», Вы поощряете порнуху. Проповедуете свободные связи, афишируете режиссеров – гомиков. Вы делаете все это, удовлетворяя свое беснование. А мы умираем! Мы медленно умираем и не надо врать, что ничего с нами не случится, что мы будем жить… У нас не будет любви, не будет семей, мы не родим детей. Вы понимаете, что происходит с нами, поколением, которое пришло после вас?

Мы еще живы, и нас уже нет. Мы умрем молодыми! За что? Почему? Четверо моих друзей, вчерашних школьников, умерли. В моргах лежат холодные. Мы уже хороним друг друга.

Нам хочется жить! Лучше бы нам целину пахать, трактора водить, чем в иномарках погибать от СПИДа. Сифилис и СПИД становятся у молодежи чем-то вроде насморка.

Я боялась мужчин, а теперь не боюсь, мне теперь все равно. Пусть они меня боятся, а «рассвободятся» - получат награду.

Мы были маленькими, не знали, как рождаются дети, думали, что их находят в капусте или приносят аисты, Пусть бы продолжали находить в капусте, не знать бы нам ничего другого как можно дольше И никто вас не будет судить за нас. Вы же никого из нас собственными руками не убивали. Вы растлевали нас, вы развращали нас вашими «картинками», вашими «произведениями». Вы жеманничали в школах, «открывая» нам глаза, как хорошо «этим» заниматься не в подвалах, а «цивилизованно», и преподносили фильмы, брошюры. Таких насильников нынче не судят, их поощряют, выбирают во власть.

Вы продолжаете это делать с другими детьми, которые младше нас. Остановитесь!

Как была бы я теперь благодарна тому, кто вырвал бы из моих рук сигарету, кто отхлестал бы крапивой по заднему месту, когда меня еще можно было спасти, вытащить из под «танка».

Помогите тем, кто болеет за народ, остановить то, что происходит в стране повсюду. Помогите прекратить безумие. Примите законы и запретите порнорекламу, порнолитературу, фильмы, наркотики, водку и пиво. Мы погибаем, и вы тоже.

Кто там на «танке»? Пьяные, «голубые», «свободные» от стыда и совести?!

А мы под ними… Нас проехали и продолжают проезжать. Все!

Голос за сценой. Внимание!

Все, в том числе и Марина (Бикса), снова встают по стойке «Смирно!» и замирают.

Голос за сценой. Делай - раз!

Все по этой команде, кроме Марины (Биксы), делают шаг вперед по направлению к Марине и замирают

Голос за сценой. Делай – два!

Вседелают еще один шаг и вновь замирают.

Голос за сценой. Делай – три!

Клетка в этот момент разваливается. Все делают еще один шаг и оказываются возле Марины.

Голос за сценой. Вы! Ваше последнее слово.