Саратовская региональная общественная организация трезвости и здоровья

пнд.-пт.  10.00 - 16.00   сб. 10.00 - 13.00

тел.  (845-2) 23-68-10, 23-15-72

e-mail: ot45@yandex.ru

– Это скаутский биатлон, – растолковали нам происходящее Максим Богословский и Саша Петренко, дежурившие на «огневом» рубеже, они помогают новичкам заряжать пульки в воздушную винтовку и подсказывают,  как нужно целиться. – Засчитывается как результат стрельбы, так и скорость преодоления дистанции, поэтому важно взаимодействие товарищей.

Три пульки Илья Ляшев послал точно в цели, не подвёл свою команду.

«Команда» – это слово, пожалуй, самое популярное в лагере, без поддержки друзей ничего не  добьёшься, верна поговорка «Один в поле не воин», и вот такое интересное филологическое наблюдение: в русском языке нет глагола единственного числа будущего времени от слова «побеждать», нельзя сказать «я победю». А как можно сказать? Только – «мы победим»!

До победы в одних состязаниях рукой подать, в других нужно запастись терпением и на сутки. Есть такое скаутское испытание, как «три орлиных пера»: сутки промолчать, сутки не есть, сутки пробыть одному в лесу. Тут уже помощи ждать неоткуда, приходится надеяться только на себя, закалять характер, чтобы в других испытаниях на тебя могли положиться товарищи.

К примеру, несколько дней шла подготовка и отбор претендентов для самого сурового испытания: прожить автономно в лесу на волжском острове трое суток, из многих отобрали десяток человек. Когда мы приехали в лагерь, испытание подходило к концу, и нам захотелось посмотреть на робинзонов.

– Вообще-то, по условиям игры, общение с «большой землёй» запрещено, – огорчила нас Инесса Ивановна Музалевская, начальник лагеря, но, видя наше разочарование, обнадежила: – Сейчас переговорю со Стариком, быть может, для кинооператора сделают исключение. Телефонный звонок, и вот уже Старик – скаутское лесное имя педагога Андрея Николаевича Аверьянова, начальника скаутского штаба (штаб – организатор всей программы и конкурсов) – испытывает, насколько серьёзно наше желание снять сюжет на острове: «Туда надо на байдарке переправляться, в ней – вода, можете одежду замочить! И байдарка рассчитана на одного пассажира…»  Мы были готовы даже вплавь отправиться на остров, где шла программа «Остаться в живых»: участникам конкурса разрешалось по своему усмотрению взять с собой немного еды, питьевой воды и ещё пятнадцать предметов, включая одежду, и с этим минимумом прожить на острове, причём чем больше останется взятой с собой провизии, тем выше будет балл. Можно ловить рыбу, собирать ягоды, жарить ракушки…

И вот нам дали провожатого. Андрей Трашков, скаут из отряда «Сороконожки» (отряд назван по принадлежности скаутов к школе № 40 г. Саратова, но так как сейчас в отряде двадцать человек, то мы пошутили: как раз – сорок ног!) по пути на пляж, куда выслали за нами байдарку, рассказал, показывая на забор (за забором – детский оздоровительный лагерь им. Гагарина), что четыре года назад отдыхал там и познакомился со скаутами, вступил в отряд своей школы, увлекается велоспортом, незадолго до начала лагерной смены вернулся из Анапы, куда вместе с друзьями ездили  на… велосипедах, провели в пути целую неделю.

Вообще, в лагере можно встретить интереснейших людей весьма нежного возраста, которые, несмотря на молодость, уже многое умеют, успели стать личностями. Один из таких героев нашего времени как  раз и подплывал на байдарке за нами: Илья Ефремов, скаутское имя Гепард, с ним я познакомился ещё в прошлом году, он и тогда, как и сейчас, работал в штабе. Запомнился мне своим спокойствием, неспешностью, и в то же время умением делать всё быстро и без суеты (в прошлом году я наблюдал, как он проводил свет в штабную палатку). Учится Илья сразу в двух университетах, техническом и классическом.

Прибыл он к нам с доброй вестью: его брезентовая байдарка может взять двоих, однако, поинтересовался, можем ли мы плавать, ведь судёнышко хлипкое, всякое может быть… «Плавать мы можем, а вот моя кинокамера,  – пошутил Евгений Васильевич.

Переправились, впрочем, без приключений. Без происшествий завершали свой трёхдневный марафон и обитатели необитаемого острова. Встретил нас первым отец Виктор Яковенко, дьякон храма св. Тихона города Тольятти. Отец Виктор – скаут призыва ещё начала девяностых годов, сейчас при своём храме он создал  скаутский отряд св. благоверного князя Михаила Муромского. А в «Оплот-2014» прибыл по приглашению Андрея Николаевича Аверьянова, чтобы провести с детьми занятия по выживаемости в экстремальных обстоятельствах. Перед началом трёхдневного испытания островом, в ходе отбора претендентов, показал ребятам, какие травы могут спасти от голода, как их готовить. Тут, на острове, помогают ему в ставе (что-то вроде штаба  робинзонов) Илья Ефремов и Роман Храмков. Насельники острова разбиты на пары. И первым делом мы направились на южное окончание острова, откуда доносились стуки топора. Нет, оказалось, не топором, а мачете рубил сучки и подкладывал их в костёр Антон Мешков. По условиям испытания костёр полагается поддерживать весь срок пребывания на острове. Мальчишки соорудили себе шалаш, обустроились,  и тут обнаружили, что от стоянки до берега не добраться, камыш да топь, и тогда, чтобы иметь под рукой воду, вырыли колодец. Ярослав Геращенко, напарник Храмкова, с гордостью показал нам своё сокровище: колодец диаметром с полметра и такой же глубины, на дне ямы блестела вода. Пить её нельзя, но для бытовых нужд сгодится.

Что было самым трудным? Пожалуй, начало, ведь на остров на байдарке переправлялись в ливень, и каково было предполагать, что впереди – три дня промозглости посреди воды? Благо, после первой холодной ночи наступил жаркий день, и испытание пошло веселее.

Из-за сырости не сразу разожгли костры. Женя Поспелов из 93-й  школы и Настя Кунаева (в этом году окончила лицей № 3, поступает в экономический университет) запалили огонь, как они сказали, медицинским способом. Как это? Ничего сложного: на вату насыпаешь марганцовку, роняешь капельку глицерина, и получается микровзрыв, успевай только задерживать огонь сухими листьями, мелкими веточками. Из-за того, что после дождя всё отсырело, не с первой попытки удалось приручить огонь.

В числе пятнадцати предметов Настя (между прочим, командир скаутского отряда «Талисман») и Женя взяли полиэтилен, он спас их от дождя. А вот Николай Конюхов и Михаил Соловьёв, шестнадцатилетние балаковцы из отряда «Ратибор», обошлись без современного материала, потому что, бывалые путешественники, умеют из подручных лесных средств – веток и листьев – соорудить такое укрытие, которое не протекает даже в ливень.

Спрашиваю у Николая, как с питанием, не чувствуют ли они голод, тот честно признаётся: «Есть немного». Вообще-то можно в любой момент сойти с дистанции, Гепард переправит  на землю, но его услугами не воспользовался никто. Помогал он в другом: дежурил на байдарке, пока робинзоны добывали на дне реки «хлеб свой насущный» – ракушки. Зачем они? Моллюски, в них скрывающиеся, очень питательны, и как говорят ребята, вкусны. Так что обед в дикой природе – вот он, рядом, надо только знать, где и как его раздобыть. Беззубки, улитки, разные травы, корешки – всё идёт в пищу, если знаешь, какие части «блюд» идут в пищу, этими знаниями щедро делится со скаутами отец Виктор, специалист по выживанию в экстремальных условиях.

Ну, а перед едой, как известно, полагается мыть руки с мылом. Этому правилу следовали все пять пар, хотя ни одна из них не включила мыло в список пятнадцати предметов. Сами варили его! Для чего использовали золу из костра, жир тушонки, соль, «специи» (травы), Настя даже добавила корочку апельсина, для запаха, всё это смешивается и подогревается, в результате процесса получается мыло, хотя видом и непохожее на магазинное (брусочек серого цвета), но вполне мылкое!

Мы обратили внимание, что все три костра, у которых мы застали насельников острова, – разные: у Ярослава и Антона огонь лизал бока котелка, в котором что-то булькало. А Насти и Жени тлелся длинный сухой ствол нетолстого засохшего деревца. А у Михаила и Николая костёр представлял из себя «колодец», когда полешки сложены квадратом. Участники программы «Остаться в живых!» наперебой стали пояснять, какие виды костров бывают: звёздочка, колодец, шалашик, таёжный (почти такой, как у Насти и Евгения, только, для классического таёжного, не хватало поперечных тлеющих веточек). Изучают виды костров  не для праздного любопытства, не от скуки (на острове скучать некогда, всё время заняты «процессом выживания»), а для того, чтобы знать, как экономно расходовать дрова, как быстрее сварить обед, как высушить и не прожечь одежду.

Срок нашей командировки на остров истёк, ребятам нужно было начинать сворачивать свои стоянки (как и в самом лагере, последнее действо – «операция» «нас здесь не было» – убрать всё за собой, уничтожить следы пребывания, не оставить мусора в природе). Не успели мы дойти до стоянок ещё двух пар: Никиты Моисеенко и Кирилла Миненкова, Павла Конькова и Димы Кулявцева.

А в лагере нас ждало ещё немало интересного: соревнования по лазанию на верёвках, растянутых между деревьями; скаутский волейбол – вместо мяча используют воздушные шары, наполненные водой; игра в лабиринте, вырытом самими скаутами. Попадалось необычное и, так сказать, в единичных случаях. Шли снимать волейбол, услышали над головой громогласное «Ку-ку!» Что за шутник? Смотрю, на дереве сидит Алёша Братышев, лицеист седьмого класса саратовского лицея № 15, командир отряда «Колибри», человек серьёзный (на занятиях молодёжного движения «Трезвый Саратов» он лучше всех отвечал на вопросы), и потому я вопросил: «Лёша, ты чего?» – «Прохожу испытание «кукушка», сейчас половина шестого, полагается залезть на дерево, подняться выше одного метра, и прокуковать: сколько часов, столь и раз». – «А через полчаса ты что, шесть раз прокукуешь?» – «Нет! – смеётся, – восемнадцать!» – «А когда началось испытание?» – «В девять часов». – «И что, всё время нужно сидеть на дереве? А как же обед?» – «Сидеть не надо, нужно просто не пропустить время, вовремя прокукукать. А в остальное время можно делать всё, участвовать во всех других играх, главное, успеть залезть на дерево, любое, какое рядом найдёшь, где застало время, и прокуковать».

Казалось бы, что-то несерьёзное, ребяческое в том испытании, ан нет: вырабатывает чувство времени, тренирует память, приучает к обязательности, ударяет по лени. Вспомните, как часто вас подводили коллеги, друзья-товарищи, пообещав прийти и опоздав к назначенному часу, а то и вовсе забыв о своём слове. Нет, несерьёзных испытаний тут не бывает!

Евгений Васильевич, впервые побывавший в нашем скаутском лагере, а незадолго перед тем снявший фильм о детском оздоровительном лагере на Дачных в Саратове, заметил, что лица скаутов разительно отличаются от лиц «дольщиков»: безмятежность там и сосредоточенность здесь. Всё правильно: там дети отдыхают, здесь – работают. И то, что они выглядят усталыми, быть может, даже утомлёнными, объясняется просто: девятый день идёт работа, работа над собой, борьба со своими недостатками. Идёт закалка характера, выработка качеств, без которых в жизни придётся трудно. Жизнь – череда препятствий, вот скаутский лагерь и учит ребят не скрываться от невзгод, не прятаться от трудностей, уходя от них и перекладывая их  на плечи своих близких, а самому принимать вызов и идти в бой до победы. А самая главная победа – победа над собой, и самый верный путь преодоления – сражение в команде. Помните, нет в русском языке слова «победю», есть только – победим!

Владимир ВАРДУГИН