Саратовская региональная общественная организация трезвости и здоровья

пнд.-пт.  10.00 - 16.00   сб. 10.00 - 13.00

тел.  (845-2) 23-68-10, 23-15-72

e-mail: ot45@yandex.ru

И. В. Усанов

Когда Коленька приезжал на деревню к тетеньке, тетенька всегда ему радовалась, потому что сильно любила Коленьку. Коленьке шел восьмой годок. Он был самым младшеньким из племянников тетеньки, и ему дозволялось делать все, что угодно. Все-все-все! «Коленька-Вечно-Попа-Голенька», - называли его взрослые. Это прозвище приклеилось к Коленьке сызмальства, так как он в младенчестве постоянно обходился без штанов.

Одним словом, Коленька был вполне оперившимся тетенькиным сынком.

Хотя ему дозволялось делать все, Коленька не делал ничего. Бездельный Коленька шатался по дому, норовил попасть под чугунок с горячими щами, и тетенька ласково выпроваживала его во двор. Там Коленька тоже ничего не делал.

Однажды, во время бесцельных блужданий по двору, Коленьке на глаза попался большой старый пень. Рос здесь когда-то то ли дуб, то ли вяз, то ли осокорь, рос-рос, да и состарился. Дерево, недолго думая, спилили и пустили на дрова. Остался от него только ровный, как стол, пень. Его следовало выкорчевать, да тетенькин муж совсем спился и загремел в ЛТП. Так и остался пень торчать во дворе. Уморившись от праведных трудов, тетенька иногда присаживалась на него, чтобы отдохнуть, да забежавшая с улицы собака делала на его боку свою незаметную людям метку.

Это место во дворе называлось - «Пномпень», потому что тетенька была немножко знакома с историей и географией зарубежных стран.

…Какая-то радостная мысль мелькнула в голове Коленьки, и он пошел разыскивать добрую тетеньку. Тетенька вилами убирала коровий и свиной навоз, складывая его на задней калде большими кучами. Коленька нашел клок бумаги, и, как умел, сделал из него кулечек. «Тетенька, дай мне, пожалуйста, большой молоток и гвозди», - произнес Коленька, глядя прямо в глаза тетеньке. Тетенька еще больше обрадовалась Коленьке. Она не стала спрашивать – зачем Коленьке большой молоток и гвозди. Она подумала, что Коленьку с этой просьбой прислал ее родной брат (и Коленькин дядя) Володя, который намеревался чинить ветхий палисад. Тетенька сходила в сарай, слазила в погреб и достала оттуда цинковое ведро с дном, залитым застывшим цементом. В этом ведре тетенька держала молоток и несколько килограммов длинных ржавых гвоздей, оставшихся от временно сгинувшего мужа. Коленька, естественно, ведро брать не стал, а вынул из него молоток и отсыпал в бумажный кулечек три десятка гвоздей. Потом повернулся и вышел из сарая. «Ну, вот – и от Коленьки какая-то польза», - умилилась тетенька, вновь принимаясь за навоз, даже не догадываясь – что за радостная мысль мелькнула в голове Коленьки.

Коленька, конечно, ни к какому дяде Володе не пошел. Он терпеть не мог дядю Володю за то, что дядя Володя терпеть не мог шалопаев, вроде Коленьки.

Только один Коленька знал, что будет дальше.

Он подошел к старому большому пню, присел на корточки и стал методично всаживать в его темя длинные ржавые гвозди. Звуки, издаваемые молотком, гвоздями и пнем, разносились окрест. Тетенька слушала их и радостно улыбалась: «То-то выйдет заборчик на славу».

Через полчаса Коленькиной работы пень превратился в деревянную голову с торчащими во все стороны железными волосами. Радостный Коленька швырнул молоток в бурьян и помчался за тетенькой. «Идем, идем, посмотришь, что получилось!» - верещал Коленька, хватая за руку тетеньку. Та поставила вилы в угол и пошла смотреть. Вместо сделанного заборчика притомившаяся тетенька заметила обезображенный Коленькой пень, на который теперь уже нельзя было присесть и отдохнуть. С трудом подавив горестный вздох, тетенька немножко постояла, подумала, потрепала Коленьку по голове и принялась за другие дела.