Саратовская региональная общественная организация трезвости и здоровья

пнд.-пт.  10.00 - 16.00   сб. 10.00 - 13.00

тел.  (845-2) 23-68-10, 23-15-72

e-mail: ot45@yandex.ru

И. В. Усанов

Юрка был плохой мальчик, а его отец – еще хуже. Отец постоянно приходил домой пьяным. Он бил все и всех, кто попадался ему под руку. Однажды отец так перепил, что шандарахнул Юрку свинчаткой. Юрка вроде бы увернулся, но свинчатка – такая вещь, что увернуться от нее нет никакой возможности. Она пробила Юрке лопатку, и при малейшем движении Юрке казалось, что в его спину воткнут огромный шевелящийся гвоздь. Чуть что - боль пронзала всю грудную клетку насквозь. Юрка оттолкнул пьяного отца и выбежал на улицу. Там он увидел благополучного мальчика на новеньком мопеде. Юрка, не раздумывая, схватил кирпич и метко пустил свой подручный снаряд в переднее колесо машины. Одновременно он испустил кошмарный хриплый вопль, который устрашил всех в округе. Благополучный мальчик слетел с мопеда и отбежал в сторону. Юрка подхватил свою добычу и молодецки взлетел в седло.

Но тут страшная боль свела ему спину. Он выпустил руль и со стоном опустился на землю. Мимо шли еще несколько благополучных мальчиков. Они окружили Юрку тесным кольцом и спросили: «Что случилось? Может, нужна помощь?» -  «Идите домой», - ответил Юрка, - «вас мамка ждет!» - «Мамка нас подождет»,  - уверенно ответили мальчики и подхватили Юрку под руки.  «Ты где живешь?» - «Нигде». – «Ты, наверное, живешь вон в том старом доме, сейчас мы тебя туда отведем». - «Не надо, пустите, всем кости переломаю», - хрипел Юрка, потому что он до смерти ненавидел благополучных людей. Но тут его опять скрутила боль. «В нашем дворе есть целые скамейки», - сказал один из благополучных мальчиков, и они повели Юрку туда. «Черт с ними, хоть передохну малость», - подумал Юрка и не стал сопротивляться. Во дворе, куда его вскоре привели благополучные мальчики, стояли не только скамейки, но и вполне добротно сработанный широкий стол. Мальчики усадили Юрку, а сами пошли по домам, потому что было уже поздно, а за столом сидели двое внушавших доверие взрослых – инженер дядя Слава в солидных очках и любитель птичьего пения, который специально для этого ходил в лес и записывал голоса разных птиц. Юрка чуток отдышался и уже хотел слинять, но дядя Слава так грозно взглянул на него сквозь толстые стекла, что Юрка понял - лучше не рыпаться. Кто-то из сердобольных женщин вызвал скорую. «А ты посиди-посиди пока, птичек послушай», - любитель птиц установил магнитофон и включил запись. Юрка стал слушать птичек и от их чудесного безмятежного пения боль вдруг немножко утихла. Грозный дядя Слава меж тем приступил к допросу. «Так… кто тебя отделал – отец или ребята?»  Юрка дипломатично молчал. Отвечать на такие вопросы не позволяли пацанские принципы. «Нет, ты скажи», - продолжал допытываться у Юрки дядя Слава, потому что сам был слегка выпивши, - «отец, да, отец?» - «Да отстань ты от парня – не видишь совсем худо ему», - встрял в разговор любитель птиц. «А ты молчи – а то магнитофон на голову надену», - не то в шутку, не то всерьез отозвался дядя Слава. «Я вырос в Казахстане – там, знаешь, не церемонились»,  -  и дядя Слава на всякий случай показал любителю птиц «козу» при помощи указательного и среднего пальцев. Любитель птиц замолчал, потому что у дяди Славы, действительно, было трудное детство, и забывать об этом не стоило. А боль у Юрки вдруг усилилась. Он уже почти потерял сознание. Но тут приехала скорая и увезла Юрку в больницу.

Целые сутки Юрка не помнил себя. Ближе к вечеру, когда на каталках развозили ужин, пришел с обходом старенький добрый доктор. «Ну-с, молодой человек, как же вас на этот раз угораздило?», - спросил он, заранее зная ответ.

«Через забор лез и сорвался», - в который раз соврал ему Юрка.