Саратовская региональная общественная организация трезвости и здоровья

пнд.-пт.  10.00 - 16.00   сб. 10.00 - 13.00

тел.  (845-2) 23-68-10, 23-15-72

e-mail: ot45@yandex.ru

 «Нам в настоящем надо знать прошлое, чтобы жить в будущем»

М.Зощенко

 

Введение

Прошло 79 лет со времени начала Великой Отечественной войны, а о «наркомовских ста граммах» говорят до сих пор. Слишком глубоко осталась в памяти народной выдача военнослужащим казённой водки.

Из книг, фильмов, а кто из рассказов фронтовиков мы знаем, что на фронте выдавали по 100 граммов водки. Одни утверждали, что наливали перед боем, иные – после боя, третьи в принципе говорили, что спирт или водка на фронте не проблема. Были и такие, которые водки и в глаза не видели. Справедливости ради, пройдёмся по документам и фронтовым воспоминаниям, дабы ещё раз зафиксировать правдивую картину солдатского бытия.

 

Как алкоголь появился в Русской Армии

22 августа 1941 г. Государственный комитет обороны СССР принял знаменитое постановление «О введении водки на снабжение в действующей Красной армии». Так был дан официальный старт снабжению действующих боевых частей водкой за государственный счёт. Но на самом деле история фронтовых ста граммов куда более продолжительная. Своими корнями она уходит в имперское прошлое России.

В начале XVIII века на пагубное увлечение алкоголем не обращали внимания, зато считали «хлебное вино» необходимым для согрева и поднятия боевого духа. Лишь к концу XIX века на нездоровую ситуацию в армии обратили внимание врачи. Они установили, что солдаты, возвращавшиеся со службы, испытывают глубокое пристрастие к алкоголю и уже не могут вернуться к трезвой жизни. Поэтому медики стали настаивать на отмене положенных чарок, однако генералы Русской Армии поддались на их уговоры не сразу. Считалось, что водка помогает солдатам расслабиться, кроме того она была дешёвым и востребованным способом награждать солдат за хорошее поведение.  Лишь в 1908 году, уже после Русско-японской войны, в которой Российская Империя потерпела поражение, было решено отменить выдачу водки в армии. Это решение было обусловлено тем, что командование пришло к выводу о влиянии пьянства солдат и офицеров на снижение боеспособности армии. Было запрещено не только выдавать водку солдатам, но и продавать её в полковых лавках. Таким образом, в Русской Армии впервые был введён «сухой закон», который, конечно, не соблюдался, но, по крайней мере, государство само перестало быть причастным к выдаче солдатам водки.

Ситуация изменилась спустя 32 года, в 1940 году. «Позаботился» о красноармейцах тогдашний народный комиссар обороны СССР Климент Ефремович Ворошилов. Он сам знал толк в алкоголе и считал его полезным для поднятия здоровья и боевого духа личного состава частей действующей армии. Как раз шла Советско-финская война, и нарком Ворошилов обратился лично к Иосифу Виссарионовичу Сталину с просьбой выдавать бойцам и командирам боевых частей РККА по 100 граммов водки и 50 граммов сала в день. Эта просьба мотивировалась тяжёлыми погодными условиями на Карельском перешейке, где приходилось сражаться красноармейским подразделениям. Морозы доходили до −40 °C, и Ворошилов считал, что водка с салом хоть немного облегчат положение военнослужащих.

Сталин пошёл Ворошилову навстречу и поддержал его просьбу. В войска сразу же стала поступать водка, причём танкисты получали двойную порцию водки, а лётчикам было положено выдавать по 100 граммов коньяка ежедневно. В результате только с 10 января по 10 марта 1940 года в действующих частях Красной Армии было потреблено более 10 тонн водки и 8,8 тонны коньяка. Красноармейцы стали называть алкогольный «бонус» «ворошиловским пайком» и «наркомовскими 100 граммами».

 

История фронтовых ста граммов 

Как только началась Великая Отечественная война, руководство СССР и командование РККА решили вернуться к практике выдачи «ворошиловского пайка». Уже в июле 1941 года в войска стала поступать водка, хотя само постановление ГКО СССР за подписью Иосифа Сталина появилось только в августе 1941 года. В постановлении подчёркивалось: «Установить, начиная с 1 сентября 1941 года, выдачу 40° водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцу и начальствующему составу войск первой линии действующей армии».[1] Под этими словами стояла подпись И.В. Сталина.

Спустя три дня после принятия постановления, 25 августа 1941 года, заместитель наркома обороны по тылу генерал-лейтенант интендантской службы Андрей Васильевич Хрулёв подписал приказ № 0320, уточняющий постановление Сталина. В приказе «О выдаче военнослужащим передовой линии действующей армии водки по 100 граммов в день» говорилось, что помимо собственно красноармейцев и командиров, сражающихся на передовой, правом на получение водки наделяются лётчики, выполняющие боевые задания, инженеры и техники аэродромов. Был организован и поставлен на поток завоз водки в войска. Её развозили в железнодорожных цистернах. Всего каждый месяц в войска поступало не менее 43-46 цистерн крепкого алкоголя. Из цистерн наполняли бочки и бидоны и развозили водку по частям и подразделениям Красной Армии.

Однако массовая раздача водки не способствовала боевым успехам Красной Армии. Весной 1942 года командование приняло решение несколько изменить план выдачи водки личному составу действующей армии. Было решено оставить выдачу водки только для военнослужащих частей, действующих на передовой линии фронта и имеющих успехи в боях. При этом количество выдаваемой водки было увеличено до 200 граммов в день. Но вмешался Сталин, который лично внёс поправки в новый документ. Он оставил «ворошиловский паек» лишь для красноармейцев тех частей и подразделений, что вели наступательные операции против войск противника. Что касается остальных красноармейцев, то им водка в размере 100 граммов на человека полагалась лишь по революционным и общественным праздникам в качестве поощрения.

6 июня 1942 года вышло Постановление ГКО № 1889с «О порядке выдачи водки войскам действующей армии», с внесёнными Сталиным коррективами. Большая часть красноармейцев теперь могла видеть водку лишь в дни годовщины Великой Октябрьской социалистической революции (7 и 8 ноября), в дни Международного праздника трудящихся (1 и 2 мая), в день Красной Армии (23 февраля), в день Конституции (5 декабря), на Новый год (1 января), во Всесоюзный день физкультурника (19 июля), во Всесоюзный день авиации (16 августа), а также в дни формирования своих частей. Интересно, что Сталин вычеркнул из списка «водочных» дней Международный юношеский день 6 сентября. Очевидно, Иосиф Виссарионович всё же считал, что юношеский праздник и водка – понятия несовместимые.

Прошло несколько месяцев,  и 12 ноября 1942 года выдача 100 граммов водки вновь была восстановлена для всех красноармейских частей, действующих на передовой. Военнослужащие резервных частей, строительных батальонов, а также раненые красноармейцы получали пайку по 50 граммов водки в день. Интересно, что в частях и подразделениях, дислоцировавшихся в Закавказье, вместо водки полагалось выдавать по 200 граммов портвейна или 300 граммов сухого вина. Видимо, так было проще с организационной точки зрения.

Тем не менее, по прошествии нескольких месяцев вновь последовала реформа выдачи водки, связанная с переломными событиями на фронте. Так, 30 апреля 1943 года Государственный комитет обороны СССР выпустил новое Постановление № 3272 «О порядке выдачи водки войскам действующей армии». В нём подчёркивалось, что с 1 мая 1943 года прекращается выдача водки личному составу РККА и РККФ, за исключением военнослужащих, участвующих в наступательных операциях. Все остальные военнослужащие вновь получали возможность выпить за казенный счёт лишь в дни революционных и общественных  праздников.

В мае 1945 года, после победы над гитлеровской Германией, выдача водки в частях и подразделениях Красной Армии была полностью прекращена.

 

Причины употребления алкоголя

Наверное, вы неоднократно слышали выражение: «выпьем, согреемся». Алкоголь принимают и для поднятия настроения, и для предупреждения и лечения болезней, и, в частности, как дезинфицирующее средство, а также как средство повышения аппетита и как энергетически ценный продукт. Где здесь правда и где заблуждение?

Один из пироговских съездов русских врачей принял резолюцию о вреде алкоголя: «...нет ни одного органа в человеческом теле, который бы не подвергался разрушительному действию алкоголя; алкоголь не обладает ни одним таким действием, которое не могло быть достигнуто другим лечебным средством, действующим полезнее, безопаснее и надёжнее, нет такого болезненного состояния, при котором необходимо назначать алкоголь на сколько-нибудь продолжительное время».

Так что рассуждения о пользе алкоголя – довольно распространенное заблуждение. Взять хотя бы очевидный факт – возбуждение аппетита

после стопки водки или вина. Но это только на короткое время, пока спирт вызвал «запальный сок». В дальнейшем приём алкоголя, в том числе пива, только вредит пищеварению. Ведь спиртное парализует действие таких важных органов, как печень и поджелудочная железа.

Выдающийся психиатр академик Владимир Михайлович Бехтерев (1857–1927) так охарактеризовал психологические причины пьянства: «Всё дело в том, что пьянство является вековым злом, оно пустило глубокие корни в нашем быту и породило целую систему диких питейных обычаев. Эти обычаи требуют пития и угощения вином при всяком случае».

Потребность в алкоголе не входит в число естественных жизненных потребностей человека, как, например, потребность в кислороде или пище, и потому сам по себе алкоголь не имеет побудительной силы для человека. Потребность эта, как и некоторые другие «потребности» человека (например, курение), появляется потому, что общество, во-первых, производит данный продукт и, во-вторых, «воспроизводит» обычаи, формы, привычки и предрассудки, связанные с его потреблением. Разумеется, что эти привычки не присущи всем в одинаковой степени.

 

А пили ли?

Следует отметить, что сами красноармейцы относились к «ворошиловскому пайку» весьма неоднозначно. На первый взгляд, стоило бы ожидать, что едва ли не любой советский солдат радовался «наркомовским ста граммам». На самом деле, если ознакомиться с воспоминаниями действительно воевавших людей, это было не совсем так. Пили молодые и необстрелянные солдаты, они же и гибли первыми.  Мужики постарше прекрасно понимали, что водка лишь на время убирает страх, совсем не согревает, а её употребление перед боем скорее может навредить, чем помочь. Поэтому многие опытные красноармейцы воздерживались от употребления алкоголя. Приняв фронтовые сто граммов перед атакой, боец не получал фактически ничего: весь полученный организмом алкоголь будет разрушен ещё до атаки гормоном норадреналин (гормон тревожного ожидания) или уже во время атаки выбросом адреналина (гормон активного действия) и активной мышечной работой. Если же перед атакой принять большую дозу – 250-300 граммов, – это приведёт к состоянию обычного алкогольного опьянения, а от пьяного бойца толку мало, ещё А. В. Суворов говорил: «До боя пить – убиту быть».

Режиссёр Пётр Ефимович Тодоровский воевал с 1942 года, попав на фронт семнадцатилетним юношей. В 1944 году он окончил Саратовское военно-пехотное училище и был распределён командиром миномётного взвода в 2-й батальон 93-го стрелкового полка 76-й стрелковой дивизии. Участвовал в освобождении Варшавы, Щецина, взятии Берлина. То есть, это был вполне опытный офицер, воспоминаниям которого о войне вполне можно доверять. Пётр Тодоровский подчёркивал: «Помню, водка выдавалась только перед атакой. Старшина шёл по траншее с кружкой, и кто хотел, наливал себе. Выпивали в первую очередь молодые. И потом лезли прямо под пули и погибали. Те, кто выживал после нескольких боев, относились к водке с большой осторожностью».

Другой известный режиссёр, Григорий Наумович Чухрай, был призван в РККА ещё в 1939 году. Прошёл всю войну в составе воздушно-десантных частей на Южном, Сталинградском, Донском, 1-м и 2-м Украинских фронтах. Был трижды ранен, получил орден Красной Звезды. О «ворошиловском пайке» Чухрай вспоминал, что ещё в самом начале войны солдаты его подразделения крепко выпили, и это завершилось для подразделения плачевно, были большие потери. После этого Григорий Наумович и отказался пить, продержался до самого конца войны. Свой «ворошиловский паёк» Чухрай не пил, а отдавал друзьям.

 Жительница города Пугачёва, ветеран войны Мария Григорьевна Мисюра (1923–2020) тоже нелестно отзывалась об алкоголе, сама не употребляла, использовала как антисептик.

Дмитрий Вонлярский, воевавший в разведке морской пехоты, вспоминал: «На фронте перед атакой иногда давали сто граммов, а у нас в батальоне было очень строго. Считаю, что в боевой обстановке алкоголь «для храбрости» недопустим. Если ты трус, то напейся не напейся – всё равно им останешься. А если ты мужчина, то будешь им в любой обстановке…». Ему вторит генерал армии Николай Лященко: «Восторженные поэты назвали эти предательские сто граммов «боевыми». Большего кощунства трудно измыслить. Ведь водка объективно снижала боеспособность Красной Армии».

 

Заключение 

Утверждения о том, что Красная Армия одержала победу над фашистской Германией благодаря водке, можно считать мифом и вредным заблуждением. Пьяная армия небоеспособна по определению. Поэтому в послевоенные годы данная мера подвергалась большой критике статистиками от медицины. А поскольку бытовой алкоголизм в Советском Союзе пошёл именно с «наркомовских ста граммов», видится виновником этого явления всё же не отец народов Сталин, а сумасбродный царь Пётр I, который повелел вместо воды обеззараживать вином организм.

Не случайно Георгий Константинович Жуков приказывал взрывать оставленные немцами цистерны со спиртом. Прошедший всю войну гвардии сержант Владимир Иванович Трунин вспоминал, что им, танкистам, запрещалось не только пить на фронте, но и курить – в танках стояли кассеты со снарядами, во время работы дизеля была опасность детонации от паров масляного бака, разогретого до 130 градусов. Водку же, как утверждает ветеран, давали только в стрелковых частях, и то нерегулярно. Многие от водки оказывались, либо меняли свою «сотку» на более необходимые в условиях войны вещи. Снабжение частей «горючим» в конце войны закончилось, однако многие ветераны так и не смогли отказаться от привычных 100 граммов.

Именно после отмены выдачи водки-яда наша армия перестала отступать и начала контрнаступление!!!

 Введите в поисковике словосочетание «наркомовские сто граммов», и тут же вам выпадет «удовольствие» лицезреть подобного рода наглую ложь: «без наркомовских вы бы здесь сейчас не сидели», «именно 100 граммов помогли выиграть войну»... На самом же деле ИМЕННО по причине спаивания ПОГИБЛО на войне много солдат и офицеров (замёрзли, попали под пули противника, когда «море по колено», и тому подобное). Эту «наркомовскую дозу» давали солдатам якобы для храбрости, однако многие бойцы того времени понимали вред и САМИ выбирали ТРЕЗВОСТЬ в бою!!! Многие использовали водку-яд лишь для обработки ран!!!

Многие победы прошлого были одержаны в абсолютной трезвости!!! Можно вспомнить, например, великого русского генералиссимуса Суворова, который одержал десятки побед и был убеждённым трезвенником!!!

  

    Максим КОЧУБЕЙ,

ученик 10 б класса школы № 1 им. Т.Г. Мазура, г. Пугачёв