Саратовская региональная общественная организация трезвости и здоровья

пнд.-пт.  10.00 - 16.00   сб. 10.00 - 13.00

тел.  (845-2) 23-68-10, 23-15-72

e-mail: ot45@yandex.ru

Трезвый Саратов

ts logo

Молодежное движение "Трезвый Саратов" (МДТС) - программа, позволяющая поддержать стремление молодежи к трезвости и здоровью, гражданской активности и самореализации.

Подробнее...

 

Ассоциация скаутов

asso logo new

Программа самовоспитания подростков, развития их конструктивного взаимодействия, личной и гражданской ответственности, физических, волевых и творческих качеств.

Подробнее...

 

Во славу Отечества

vso logo

Уникальная программа патриотического воспитания подростков, сочетающая допризывную, спасательскую, краеведческую и волонтерскую подготовку с пропагандой ЗОЖ

Подробнее...

 

Летний палаточный лагерь

camp logo

Уникальная технология демонстрации подросткам преимуществ здорового образа жизни, основанная на учете их идей, интересов и возрастных особенностей.

Подробнее...

 

 

Господину Самарскому город­скому голове

Гласного Думы Михаила Дмит­риевича Челышова

 

Заявление

 

Сознавая всю важность возла­гаемого на гласных Думы законом и избирателями обязанности за­ботиться по мере сил о благосос­тоянии и благополучии граждан, я считаю своим долгом указать на то величайшее зло, от которого гибнет безвозвратно не только благосостояние населения горо­да, но, главным образом, его нравственность и даже сама жизнь. Это зло – водка, вино, пиво и вообще все одурманиваю­щие голову спиртные напитки.

Вино есть яд как для тела, так и души человека. Весь вред, при­носимый человеку спиртными на­питками, не поддаётся никакому исчислению. Я укажу лишь толь­ко нижеследующие: в числе аре­стантов в тюрьмах более 90 % си­дят через вино, а в арестных до­мах и каталажках при полицейс­ких частях таких несчастных бо­лее 90 %, в домах умалишённых по последним отчётам съезда врачей, заведующих этими заве­дениями, около 85 % больных от вина, в городских и земских боль­ницах по отзывам врачей до 75 % больных через вино; ночлежки и другие приюты наполняются людьми, подверженными этому губительному пороку, т.е. вину. Затем, я думаю, что более поло­вины дел у городских судей раз­бираются через вино, да и наша полиция занята более половины делами, сопряжёнными с вином и надзором за пьяницами.

Не будь этого проклятого пой­ла, наши тюрьмы и больницы, аре­стные дома, ночлежки и другие приюты опустели бы, у г.г. членов суда убавилось бы дела наполови­ну, а полиция была бы занята толь­ко делом, которым и должна зани­маться.

С этим великим и страшным злом, как врагом человечества, необходимо бороться. Велика должна быть борьба, но плоды борьбы в будущем, по крайней мере для меня, представляются такими колоссальными, что пред ними должны будут показаться ничтожными те средства, которые необходимо пожертвовать для та­кого дела.

С эпидемиями, как тиф, холе­ра и чума, борются ничего не жа­лея, то тем паче с этой болезнию нужно бороться ещё сильнее, по­тому что она постоянно, неотступ­но, ежегодно, даже ежедневно уносит жертв во много десятков раз больше, чем все другие эпи­демии, взятые вместе.

Поэтому со своей стороны я нахожу, что Городская дума дол­жна издать обязательное поста­новление о том, чтобы в черте г. Самары и во всём пространстве городских владений была воспре­щена продажа и распитие водки, вина, пива и вообще всяких спир­тных напитков как в гостиницах, ресторанах, буфетах, винных лав­ках, так и магазинах и во всех других местах.

Допуская торговлю этим ядом, город получает якобы доход толь­ко с трактировых заведений более 39 тысяч рублей; но это такая нич­тожная капля в сравнении с тем убытком, какой несёт город по со­держанию больниц, врачей, ноч­лежных домов и проч., что о кажу­щемся будто бы доходе нельзя и го­ворить. Но, с другой стороны, тор­говля вином даёт доход государственному казначейству, необходи­мо нужно на общегосударственные потребности считать казну этого дохода мы не можем. Поэтому по­лучаемый с города Самары доход город должен возместить по расчё­ту наличными деньгами прямо в казначейство. Возмещая таким об­разом убытки казны, я полагаю, что со стороны правительства не встре­тится затруднений к изданию думой предлагаемого мною обязательно­го постановления.

А для граждан Самары выпла­та казне вознаграждения за прекращение у нас торговли вином, по моему расчёту, принесёт гро­мадную пользу. По росписи госу­дарственных расходов на винную операцию предложено к расходу около 350 млн. рублей (я беру круглые цифры), а приход от этой операции составляет около 700 млн. рублей, так что чистый доход исчислен около 350 млн. рублей. Деля эти 700 млн. рублей на чис­ло жителей России, 120 милли­онов, увидим, что каждый из них уплачивает казне за вино 6 рублей в год, из которых действительно попадает на общегосудар­ственные потребности только три рубля.

А так как в Самаре жителей 100 тысяч, поэтому городу при­дётся вносить в государственное казначейство только 300 тысяч рублей. Но посмотрим теперь, что затрачивают граждане на то, что­бы поступили эти триста тысяч рублей в государственный до­ход? Считая, что каждый житель выпивает только водки (не считая виноградного вина и пива, кото­рые почти никакого дохода казне не дают) на 6 рублей в год, ока­жется, что граждане только на водку расходуют 600 тысяч руб­лей. А так как на 1 рубль дают 6 полубутылок водки, то, помножая 600000 на 6, окажется, что в год граждане выпивают 3600000 по­лубутылок. Из практики мы ви­дим, что человек приходит в опь­янение с полубутылки водки (а бывает, что он пьянеет из 1/4 бу­тылки), что получается в год 3600000 пьяных дней.

Положим, что не все, а только половину этих дней остаются нерабочими, то выходит, что 1800000 дней являются непроиз­водительными, потерянными, а считая, что каждый такой день стоит хотя только 50 копеек, а на самом деле пьют ведь только в рабочую пору, когда есть деньги, то и рабочий день много дороже, то оказывается потеря в работе на сумму 900000 рублей.

Это стоимость половинная только потерянного время, а при­кладывая ещё стоимость вина 600000 рублей, будет уже в 1500000 рублей. К этому ещё сле­дует прибавить деньги, которые тратят жители на приобретение ви­ноградных вин и пива, которых, ве­роятно, тоже не менее как на 300000 рублей.

Но и это ещё не вся стоимость вина. Я считаю только по казённой цене, а между тем громадное его количество выпивается в рестора­нах, буфетах и других заведениях, где цена полубутылки не 17 копе­ек, а иногда подаётся и за 75 ко­пеек. В общем, я едва ли оши­бусь, если скажу, что граждане, употребляя страшный яд, несут ежегодные потери никак не мень­ше, если не больше 2000000 руб­лей, и из этой громадной суммы попадает в доход государства все­го лишь 300000 рублей, то есть из 7 – 1 рубль. Причём тут я подсчи­тываю только одни материальные потери, а спрошу я, во что можно оценить потерю от вина здоровья, нравственности, то я полагаю, что это зло не поддаётся никакому подсчёту по своей величине.

Но одной финансовой сторо­ной это дело не ограничивается. Употребляемый в виде напитка, этот яд страшно разрушает орга­низм человека, а также, я думаю, всем известно, какое скверное влияние имеет вино на душу че­ловека, то есть его нравствен­ность.

Из всего вышесказанного ясно видно, что городу выгоднее пря­мо вносить в государственное казначейство 300000 рублей, чем терять много более двух милли­онов рублей ежегодно.

Теперь возникает вопрос, где взять эти 300000 рублей для уп­латы государству?

Я предлагаю увеличить госу­дарственный налог на недвижи­мое имущество в городе на 4 %, что составит, считая городское имущество при новой переоценке в 7 млн. рублей, 280000 рублей, и эта сумма покроет почти впол­не доход государства, получае­мый от продаваемого у нас вина.

Указываемый мною налог я на­хожу правильным, потому что он будет равномерен для всех и не обременительным, потому что владельцы недвижимости часть его разложат на жителей пропор­ционально их состоятельности в виде квартирной приплаты.

Теперь домохозяева платят всех налогов с тысячи оценки око­ло 40 рублей, а тогда будут пла­тить около 80 рублей, и это не­много, если принять во внимание, что все жители города избавятся от пьяных мастеровых, рабочих и прислуги, а отсюда порчи вещей, скота, экипажей, продуктов, а иногда нежелательного влияния на наших детей.

Кто из нас, скажем, не озабо­чен о своих детях, чтобы они не заболели этим проклятым неду­гом, то есть вином. А также не будет убытка имуществам, нахо­дящимся в соседстве с винными лавками и другими притонами.

Всё вышеизложенное приво­дит меня к решительному убежде­нию в необходимости издания предлагаемого мною обязатель­ного постановления, и к тому, что такое обязательное постановле­ние не встретит препятствия в надлежащем его утверждении, так как само государство озабочено искоренением народного пьянства, для чего и созданы вин­ная монополия и образованы ко­митеты о народной трезвости.

С отрезвлением же народа для государства значительно со­кратятся расходы на содержание тюрем, судов, домов для умали­шённых, а главное, на кормёжку народа в неурожайные якобы годы, каковые неурожаи и громадные недоимки за народом с уничтожением продажи вина пре­кратятся совсем на Русской зем­ле и через каких-нибудь десяток лет нашу родную Русь узнать бу­дет нельзя.

Но если бы паче всякого чая­ния такое обязательное постанов­ление не было утверждено мест­ною губернскою властью, то думе не следует останавливаться перед тем, чтобы довести это хорошее дело до высшего правительства, а в крайнем случае и до Его Импе­раторского Величества.

Я глубоко уверен, что он, Наш неусыпный и неустанный заботник о благе народном, войдёт в рассмот­рение вопроса об искоренении силь­но всосавшегося в плоть и в кровь Его верноподданных яда и даст это­му делу нужное направление.

Не следует забывать, что царь тогда только может быть покоен за свой народ и царство, когда этот народ будет здоров, силён, сыт и материально обеспечен. Следовательно, не может быть и тени сомнения в том, чтобы Его Императорскому Величеству не угодно было решение думы, на­правленное к достижению народ­ного благосостояния.

Царю и нашему родному Вели­кому отечеству для борьбы с вне­шними врагами нужно сильное и выносливое войско. Между тем от употребления вина народ мельча­ет физически и нравственно раз­лагается: воинские присутствия ставятся в необходимость прини­мать в военную службу людей по­чти что без нужного разбора, лишь бы из массы негодных к службе молодых людей составить требую­щийся комплект новобранцев.

А это уже грозный признак вы­рождения, смотреть на который равнодушно невозможно.

Избави Бог, если придётся Русской земле вынести испытания её веры и силы, какие она вынес­ла и вышла победительницей в 1612 и 1812 годах.

В подобных случаях бывает по­бедителем только сильный, пото­му что только в здоровом теле здоровый дух живота,

И нужно неуклонно стремиться к тому, чтобы наша родная Русь в годину такого несчастия могла бы идти за своим Самодержавным вождём, ничего не боясь, и по Его приказу восстать вся, как один человек, сильная, здоровая, сытая и страшная для всех наших врагов.

Но часто приходится слышать, что надо дать народу образова­ние, тогда он сам не станет пить. Но ведь всем хорошо известно, что пьяного ничему учить невоз­можно, нельзя, а прежде нужно дать ему проспаться, и на что потребуется для одного человека не менее чем три дня, так ведь для целого государства нужно не три дня, а минимум 30 лет просыпать­ся; оно может проспаться только тогда, когда не будет вина.

Да мы уже видели, что тратили города, земство да и государство на народное образование назад тому 25 лет, тратили тогда менее, чем теперь на несколько раз, так что образование всё усиливается и распространяется, но по руку с ним не остаётся и народное пьян­ство, из чего видно, что бороться с этим злом нужно иначе, то есть вырубая ему корень. И поэтому ещё раз прошу думу издать пред­лагаемое обязательное постанов­ление.

Я глубоко уверен, что дума добьётся этого права по слову Жизнедавца, «ищите и обрящете, толците и отверзется, просите и дастся вам».

Самара, 30 декабря 1902 года.