Саратовская региональная общественная организация трезвости и здоровья

пнд.-пт.  10.00 - 16.00   сб. 10.00 - 13.00

тел.  (845-2) 23-68-10, 23-15-72

e-mail: ot45@yandex.ru

Трезвый Саратов

ts logo

Молодежное движение "Трезвый Саратов" (МДТС) - программа, позволяющая поддержать стремление молодежи к трезвости и здоровью, гражданской активности и самореализации.

Подробнее...

 

Ассоциация скаутов

asso logo new

Программа самовоспитания подростков, развития их конструктивного взаимодействия, личной и гражданской ответственности, физических, волевых и творческих качеств.

Подробнее...

 

Во славу Отечества

vso logo

Уникальная программа патриотического воспитания подростков, сочетающая допризывную, спасательскую, краеведческую и волонтерскую подготовку с пропагандой ЗОЖ

Подробнее...

 

Летний палаточный лагерь

camp logo

Уникальная технология демонстрации подросткам преимуществ здорового образа жизни, основанная на учете их идей, интересов и возрастных особенностей.

Подробнее...

 

«О том, что «рюмочные» это, наверное, неплохо, уже писали. А пивные? – вопрошает один из адеп­тов пивного культа и разъясняет авторитетно: Хорошая культурная пивная не рассадник пьянства, а своеобразный форпост против него. Нужно только, чтобы это были действительно хо­рошие пивные. С боль­шим выбором сортов пива. Чтобы в них были и раки, и вобла, и мочёный горох, и ржаные сухарики, и солёные орешки. Пья­ных же – не было».

А куда же они денутся, эти пьяные, позвольте спросить? Если будут ржаные сухарики, да мочёный горох, да раки, да вобла, да солёные орешки, то есть предметы, на то и созданные, чтоб возбуждать жажду, то будут и захмелевшие, в этом можно не сомневаться... Впрочем, и беспокоиться нечего, так как из каждо­го положения отыщется выход. На первое время можно будет организовать специальные линии маршрутных такси, курсирующих между этими своеобразными форпостами культуры и ближайшими вытрезвителями, и пьяные исчезнут как пить дать. Впоследствии и ещё кое-что можно будет придумать.

«Много неприятностей человеку, особенно под старость, доставляет холестерин, накапливающийся в крови: атеросклероз, желчнокаменная болезнь – это всё из-за него. Твёрдо установленный факт: при потреблении вина свободный холестерин накапливаться уже не может... Болезнетворные бактерии погибают в вине за 30 минут».

Вот видите – «твёрдо установленный факт!» Но если это настолько твёрдо установленный факт, то куда же врачи наши смотрят? Или им хочется, чтоб нас этот проклятый холестерин до конца заел, чтоб нас атеросклероз замучил?

Дадим, однако, слово кандидату медицинских наук Г. Энтину: «Бывают ли алкоголики, употребляющие только вина? – спрашивает он и отвечает: – Безусловно. Зайдите на сеанс лечения в отделение больных, страдающих алкоголизмом, и вы увидите на столе не только водку, но и вина, и пиво. Их приносят сами больные для выработки отвращения к спиртным напиткам, которые они обычно употребляют».

Как-то живо представляешь себе скромного человечка с бутылочкой любимого цинандали в руках и врача в белом халате, готового приступить к сеансу «лечения». И невольно хочется крикнуть зарвавшемуся эскулапу: «Остановись, несчастный, ибо не ведаешь, что творишь! Неужели ты хочешь, чтоб бедняга, отвратившись навсегда от вина, начал накоплять холестерин в крови и заболел желчнокаменной болезнью и атеросклерозом?»

Читаем, однако ж, дальше:

«Систематическое употребление пива приводит к повышенной нагрузке на сердце, к перерождению его мышцы. Это заболевание вошло в медицинскую литературу под названием «пивное сердце»... Цирроз печени – страшное заболевание, которое приводит к сморщиванию печени, водянке живота и к смерти, – наиболее распространён во Франции, где пьют натуральные сухие вина...»

«Пивное сердце», цирроз печени, водянка живота, умственная неразвитость, не говоря уже о болезнях желудочно-кишечного тракта, целой оравы нервных и психических заболеваний, истерии, шизофрении, белой горячке, а также водянке головного мозга, которым подвержены алкоголики, – всё это вещички, способные свести человека на нет задолго до того, как у него начнётся накопление свободного холестерина (о котором, кстати сказать, толком ещё никто ничего не знает). В общем, тут уж начинаешь задумываться, что тебе лучше: цирроз печени или водянка мозга, «пивное сердце» или желчнокаменная болезнь? Однако закончим нашу выписку:

«Подобных фактов бесчисленное множество. В то же время нет ни одного факта, свидетельствующего о полезности спиртных напитков. «Губительное влияние их на микробы – возбудителей заразных заболеваний, «тонизирующее» действие и т.д. – давно разоблачённые наукой выдумки невежд».

Вот и опять мы лицом к лицу с этой пресловутой двоистостью. С одной стороны, человек, по всей видимости, хорошо разбирающийся в содержании винных бутылок, сообщает, что польза от вина – «твёрдо установленный факт», а с другой стороны врач, посвятивший свою жизнь ликвидации последствий всей этой «пользы», утверждающий, что «нет ни одного факта, свидетельствующего о полезности спиртных напитков».

Удивляет та уверенность в своей непогрешимости, с которой высказываются авторы всех этих культурнопитейных прожектов. Они как бы вовсе не допускают мысли, что жить можно на свете, и не употребляя алкоголя. Для них словно не существует вопроса «пить или не пить?» «Бог ты мой, да конечно же пить! – твердят они. – Но с умом, с головой». А о том и не думают, что ум – такая штука, которая улетучивается из головы как бы сама собой с первой же порцией вина, и ей, голове этой самой, лишённой ума, уже и море кажется по колено, и готова это море выпить. В том-то и сила вина, что оно дурманит человеку голову, отнимает последние остатки разума, толкая на безрассудные поступки, подлые выходки и страшные преступления.

Но зачем пить, хотя бы и с головой? – спросите вы такого проповедника умеренного питья. – Почему нельзя совсем не пить?»

«А как же тогда веселиться?» – с недоумением спросит он.

И действительно! Как вы ему объясните? Как же и веселиться иначе человеку, приобретшему привычку к вину, пусть он даже натренировался пить так, чтоб устойчиво на ногах держаться? Ведь истинные человеческие радости уже недоступны ему. Веселье (не радость!) начинается у него, лишь когда он дорвётся до вина и достигнет надлежащей степени опьянения. Он говорит, что просто любит посидеть за столом в хорошей компании, любит поговорить по душам с приятелем за рюмкой водки, опьянение же его вовсе не интересует. А попробуй, дай ему приятеля да не дай водки, так и разговор не получится.

Обычно пьющие ругают трезвенников ханжами, та есть лицемерами, притворщиками. Они-де, вишь, тоже пьют, но умело скрывают. Таким образом, к пороку пьянства трезвенникам приписывается ещё порок лживости, скрытности, лицемерия, в результате чего непьющий человек считается чем-то вроде подлеца, прощелыги или мерзавца. Проследите, если а какой-нибудь пьесе или кинофильме подчёркивается, что человек не пьёт, отказывается от рюмки водки в компании, то он обязательно отрицательный персонаж: шпион, сектант, развратник, бюрократ, его ни за что не полюбит девушка, а если полюбит, то вскоре одумается и ни за что не выйдет замуж, и т.д. На самом деле – всё не так. Трудно найти пьяницу, которому удавалось бы разыграть в жизни роль трезвого человека. Если и найдётся любитель выпить в одиночку, где-нибудь взаперти, то, выпив, он всё же обязательно захочет вылезти наружу и покуражиться на людях. Таково действие спиртного. Да к тому же, кому охота выдавать себя за трезвенника, если сама трезвость не считается чем-то популярным и достойным подражания? Поэтому подлинный ханжа – это вовсе не трезвенник, прикидывающийся пьяницей, а человек, не отказывающийся пропустить за воротник рюмку в компании, чтоб прослыть свойским парнем, чтоб войти в доверие собутыльнику, который может оказаться ему полезным, приобрести чью-нибудь дружбу и т.д. К ханжам относятся также пьяницы, которые сознают свой недостаток, но пытающиеся выдать его за доблесть. Вместо того чтоб сказать, что он не может расстаться со своей скверной привычкой, такой человек лицемерно утверждает, что он-де пьёт для здоровья, для аппетита, для компании, потому что, видите ли, ужасно любит людей и пр. Вместо того чтоб сказать другому, в особенности человеку неопытному, молодому: я влип, дорогой друг, я втянулся, я гибну, но ты не пей, не бери с меня пример, он начинает уверять, что водка полезна (проспиртовывает, убивает микробы), что в вине витамины и целебные вещества, что пиво питательно и помогает пищеварению... Мы, конечно, далеки от утверждения, что все пьющие – ханжи. Есть среди них такие, что нелицемерно признаются, что не в силах справиться со своим пороком. Есть в то же время и такие, которые искренне верят, что водка проспиртовывает, а вино и пиво – дар божий. Эти, конечно, – люди заблуждающиеся, но не безвредные.

Я бы сказал: сказки, что вино всегда было добрым спутником человечества. За один день на нашей планете происходит столько зла от вина, сколько не принесло оно добра за всю историю своего существования.

Я бы сказал: сказки, что вино родилось вместе с человечеством. Питекантроп, если и любил пропустить рюмашку, то надо всё же учитывать, что ни просторных пивных, ни водочных заводов к его услугам не было. Жить ему было трудно. Дённо и нощно он думал о том, как бы добыть пропитание для себя и своих детишек, а чтоб брагу варить или самогон гнать – это ему недосуг было. А какое же без досуга пьянство? Роль досуга у нас ещё больше повысится, нам нужно серьёзно подумать, как веселиться, потому что водки или вина, сколько их ни дай, всё будет казаться мало.

И я бы сказал: сказки, что бывают угрюмые трезвенники. Угрюмые бывают алкоголики, когда им не хватает денег на выпивку. Я бы не кивал на зарубежные страны и, уж если говорить о заграничном опыте, указал бы на опыт Финляндии, где четвёртая часть населения страны состоит членами «Общества трезвенников» (и ничего, живут без вина и не тужат), или на опыт Чехословакии, где принят закон против алкоголизма несовершеннолетних (не варили бы специально для детей пива, не пришлось бы небось и закон придумывать!).

И я бы не старался внушить людям мысль, что одно только неумеренное пьянство ведёт ко всяческим бедам. Я бы сказал, что и умеренное, тихое, безмятежное, перманентное выпивание – тоже не такая уж доблесть; что и при умеренном питье, если не наступает так уж быстро сморщивание печени и разбухание сердечной мыщцы, то наступает всё же, и, кстати, довольно скоро, сморщивание души и непомерное разбухание эгоизма, в результате чего получаются люди, хотя ещё и молодые и даже довольно шустрые, но у которых безнадёжно погас огонёк романтики, которых уже не манит ни подвиг, ни желание познать неизвестное,ни желание увидеть новое, ни желание сделать доброе, смелое, у которых не сохранилось никаких, лелеемых с детства стремлений. Никаких интересов, никаких желаний, кроме одного: всякими правдами и неправдами раздобыть денег на очередную выпивку.

И я бы сказал людям, выступающим за умеренное потребление алкоголя: вы пьёте, друзья, ну и пейте себе потихоньку, если ничего интересней придумать не можете, но не ведите себя, как в некультурной компании, когда изрядные випивохи ставят своей задачей обязательно напоить вином соседа, чтоб за столом совсем не осталось трезвых, вид которых для них просто несносен.

И я бы не тешил никого, и себя в том числе, надеждами на создание какой-то особой «современной застольной культуры». Сверх того, что мы пьём некультурно, мы научимся ещё пить и «культурно», со смаком. И даже если перейдём на всеобщее, поголовное, каждодневное винопитие, зелёный фантастический змий с мистическим упорством будет продолжать выхватывать из наших рядов свои жертвы. Одну за другой.

И я бы сказал: не уступим зелёному змию! Не дадим в обиду наших детей! Вот они стоят перед нами и глядят на нас своими вдумчивыми, серьёзными и доверчивыми глазами, в полной уверенности, что мы – люди большие и сильные, сооружающие огромнейшие дома, и мосты, и атомные ледоколы, и межпланетные корабли, и стиральные машины, и холодильники, – не отдадим их зелёному змию, не пустим его вместе с ними в Светлое Будущее, а оставим навечно в Музее Прошлого наряду с другими реликтами... Остальное они сделают сами. И будут счастливы!

Николай Николаевич НОСОВ